Авторское право Все права сохранены  ©  Дистрибут.NET
Перепубликация материалов, возможна только с устного или письменного разрешения администрации сайта!
Название статьи , Опубликовано Работы » Политология » Работы » Политология » Государство как политический институт
31.03.11

Государство: понятие и теории происхождения

 Для выражения и представительства общезначимых интересов общества социальные группы, индивиды создают политические институты, каждый из которых включает в себя:

 1) структуру (организацию) и

 2) коллективные представления, верования (или общую идею), которые обслуживают организации. Государство является наиболее важным институтом политической системы. Его значимость определяется максимальной концентрацией в руках государства власти и ресурсов, позволяющих ему эффективно и решающим образом влиять на социальные изменения.

Государство можно определить как особую форму организации политической власти в обществе, обладающей суверенитетом и осуществляющей управление обществом на основе права с помощью специального механизма (аппарата).

 

С момента своего возникновения государство неоднозначнотрактовалось в истории политической мысли, поскольку на различных этапах истории на первый план выходили те или иные его функции и свойства:

- Аристотель считал государство олицетворением разума, справедливости, красоты и общего блага. Оно является отражением родовой сущности человека как "политического животного", стремящегося к "совместному сожительству";

- английский мыслитель Т. Гоббс сравнивал государство с Левиафаном  - чудовищем, описанным в Библии: "Из пасти его выходят пламенники, выскакивают огненные искры. Из ноздрей его выходит дым, как из кипящего горшка или котла. Дыхание его раскаляет угли, и из пасти выходит пламя. На шее его обитает сила, и перед ним бежит ужас...".

В европейской политической науке можно выделить два направления в разработке теории государства:

1) понимание государства как особого рода коллективности, возникшей ради общего блага, счастливой жизни. Эта традиция восходит к Аристотелю, который видел в государстве союз, ассоциацию свободных и равных граждан. Государство предстает формой политического общения, а его стержнем является "власть, в силу которой человек властвует над людьми себе подобными и свободными". Понимание государства как политического сообщества доминировало в политической науке вплоть до XVI века;

2) интерпретация государства как совокупности институтов публичной власти, должностных лиц, бюрократии.

С XVI века формируются новые интерпретации государства:

• одна из них связана с именем французского ученого Ж. Бодэна (1530 -1596), который определил государство через понятия "суверенитет" и "постоянная и абсолютная власть государства". Государство руководит общностью людей, осуществляет это руководство посредством суверенной власти. Государство олицетворяют правитель, органы власти;

теократическая теория - рассматривает государство как Божий промысел, основываясь на тезисе, что "вся власть от Бога". Теократическая теория имела под собой реальные факты: первые государства имели религиозные формы (правление жрецов), божественное право придавало государственной власти авторитет, а решениям государства - обязательность;

патриархальная концепция трактует государство как большую семью, в которой отношения монарха и его подданных отождествляются с отношениями отца и членов семьи. Государство возникает в результате соединения родов в племена, племен в общности, государства. Монарх должен заботиться о своих подданных, а те должны повиноваться правителю;

договорная теория (появляется в XVII - XVIII веках) рассматривает государство как общественный договор, согласно которому люди в целях надежного обеспечения своих естественных прав, свободы, защиты личности и собственности соглашаются создать государство;

марксистская теория (XIX век) объясняет происхождение государства расколом общества на антагонистические классы вследствие разделения труда и появления частной собственности. Экономически господствующий класс создает государство для подчинения себе неимущих;

• сторонники теории насилия считают государство результатом прямого политического действия - внутреннего или внешнего насилия, завоевания. Следствием победы большинства над меньшинством или более сильного племени над более слабым является учреждение победителем государства. Оно становится органом управления побежденными. В результате завоевания возникает не только государство, но и деление общества на классы, частная собственность.

Структура государства, его признаки

Государство как политический институт обладает рядом качественных признаков, которые отличают его от негосударственных политических организаций (партий, движений и т. д.), оказывающих существенное влияние на общество:

• государство выступает как единая территориальная организация политической власти в масштабах, всей страны. Государственная власть распространяется на все население в пределах определенной территории;

• осуществление власти на определенной территории требует установления его пространственных пределов - государственной границы, которая отделяет одно государство от другого. В пределах данной территории государство обладает верховенством и полнотой законодательной, исполнительной и судебной власти над населением;

• целостность общества и взаимосвязь его членов обеспечивает институт гражданства, или подданства. Именно в его наличии выражается сущность государства для отдельного индивида;

• государство представляет собой особую организацию политической власти, обладающую специальным механизмом, системой органов и учреждений, которые непосредственно управляют обществом. Механизм государства представлен институтами законодательной, исполнительной и судебной ветвей власти. Для поддержания нормальных условий существования общества государство применяет также принуждение, осуществляемое с помощью органов насилия - армии, служб охраны порядка и безопасности;

государство организует общественную жизнь на основе права. Только государство обладает правом на регулирование жизни общества с помощью законов, имеющих общеобязательный характер. Требования правовых норм государство проводит в жизнь с помощью своих специальных органов (судов, администрации);

• государство представляет собой суверенную организацию власти. Суверенитет государственной власти выражается в ее верховенстве и независимости от любых других властей внутри страны или во взаимоотношениях с другими государствами. Верховенство государственной власти проявляется:

 а) в общеобязательности ее решений для населения;

б)  в  возможности отмены постановлений и решений негосударственных политических организаций;

 в) в обладании рядом исключительных прав, например, правом издания законов, имеющих для населения обязательный характер;

 г) в  наличии специальных средств воздействия на население, отсутствующих у других организаций (аппарат принуждения и насилия);

• государство располагает системой принудительного взимания налогов и иных обязательных платежей, которая обеспечивает его экономическую самостоятельность.

Функции государства

Государство выполняет ряд функций, которые отличают его от других политических институтов. Традиционно функции государства по сферам реализации общезначимых целей подразделяют на внутренние и внешние.

К внутренним функциям можно отнести экономическую, социальную, организаторскую, правовую, политическую, образовательную, культурно-воспитательную и т. д.:

экономическая функция государства выражается в организации, координации, регулировании экономических процессов с помощью налоговой и кредитной политики, создании стимулов экономического роста или осуществлении санкций;

социальная - состоит в удовлетворении потребностей людей в работе, жилье, поддержании здоровья; предоставлении социальных гарантий престарелым, инвалидам, безработным, молодежи; страхование жизни, собственности, здоровья;

правовая  - включает обеспечение правопорядка, установление правовых норм. Которые регулируют общественные отношения и поведение граждан, охрану общественного строя от разрушительных действий экстремистов. Защита правовых норм осуществляется специальными правоохранительными органами государства (суд, прокуратура и т.д.);

культурно-воспитательная – направлена на создание условий для удовлетворения культурных потребностей населения, приобщения их к достижениям мировой художественной культуры, возможности самореализации в творчестве;

политическая – является одной из главных функций государства, которая состоит в обеспечении политической стабильности, осуществлении властных полномочий, выработке политического курса, отвечающего потребностям и чаяниям широких слоев населения ил поддержания политического господства класса-собственника.

Среди внешних функций можно выделить:

1.функцию взаимовыгодного сотрудничества в экономической, социальной, технологической, культурной,   торговой и прочих сферах с другими странами;

2. функцию обороны страны.

Политические режимы

Понятие и классификация политических режимов

Наряду с понятием политической системы для прояснения характера и способа взаимоотношения власти, общества и граждан используется понятие «политический режим». Термин режим (фр. regime от лат. regimen) буквально переводится как порядок управления.

При истолковании сущностных характеристик политического режима в политологии сложились два направления, которые связаны с истолкованием самой природы политологии.

Первое — юридическое правовое истолкование. Политический режим при таком истолковании сводится к официальным формам и легальным формам правления, которые опираются на формально-юридические критерии функционирования государства, связанные с декларируемыми в Конституции нормами права. На этой основе под политическим режимом понимаются система конституционных (законных) порядков и конкретное воплощение их на практике.

Второе — социологическое направление делает акцент на взаимоотношении власти, общества и граждан. С этой точки зрения политический режим — это, скорее, особый социальный механизм, способ управления обществом, соединяющий, с одной стороны, базовые модели формирования органов власти и способы принятия политических решений, с другой стороны — способы участия различных политических субъектов, правящей элиты, лидеров парий, групп интересов, отдельных граждан. С позиций этого подхода политический режим включает в себя следующие параметры:

1) степень политического участия народа и его включенность в процесс принятия государственных решений, отражающий меру социального представительства, общественного контроля и гражданского волеизъявления;

2) характер функционального отношения институтов власти к фундаментальным правам и свободам человека;

3) уровень возможного свободного конкурентного соперничества правящей и оппозиционной группировок в процессе формирования органов государственной власти;

4) соответствие мероприятий административных органов государства правовым основам, проявляющееся в соблюдении конституционных норм и других законов страны;

5) наличие и статус государственной идеологии, отношение к оппозиционным идейным течениям, свобода деятельности средств массовой информации;

6) методы государственного управления, доля убеждения, силового принуждения и открытого насилия при поддержании стабильности политической системы и воспроизводства институционального порядка в обществе.

Понятие политического режима раскрывает динамический, функциональный характер политической системы. Качественными характеристиками политического режима являются: объем прав и свобод человека, методы осуществления государственной власти, характер взаимоотношений между государством и обществом, наличие или отсутствие возможностей общества влиять на принятие политических решений, способы формирования политических институтов, методы выработки политических решений.

В политическом режиме действительно проявляется функциональная сторона государственной власти и других институтов политической системы. Именно через политический режим государство оказывает воздействие на общество. Но и сам политический режим по отношению к формам функционирования государственной власти обладает самостоятельностью. С его помощью можно определить различные периоды жизнедеятельности основных институтов политической системы общества, развития или эрозии демократии, степень участия масс в формировании органов власти.

Политический режим представляет собой совокупность форм, методов, приемов осуществления политической власти, характер взаимоотношений политических институтов и организаций.

Политическим режимом обусловливается присущий тому или иному периоду жизни страны порядок политических отношений, степень политической свободы, образ правления. Это функциональная характеристика власти. Она не может не отражаться на правовых формах государства и его отношений с обществом и отдельным человеком. Политический режим каждой страны не только влияет на политическое развитие общества, на его социально-классовую ситуацию, но и сам определяется прежде всего социальной сущностью соответствующего государства.

Среди многообразных классификаций политических режимов выделим типологии Р. Даля и Ж. Блонделя.

Р. Даль использует два основных критерия, с помощью которых он строит свои идеальные типы политических систем.

 Первый критерий имеет отношение к допустимой оппозиции или политической конкуренции.

Второй — касается участия населения в процессе публичного соперничества за власть. Оба критерия берутся в качестве переменных и выражаются соответственно в степени допустимой оппозиции или политической конкуренции и в пропорции населения, имеющего право участвовать в системе публичного соперничества. На измерении данных критериев необходимо сделать акцент, так как в приведенном исследовании типы систем отбираются на основании простой шкалы наличия или отсутствия определенного качества, которые располагаются на соответствующих осях системы координат.

В соответствии с предложенными критериями и их измерением выделяются четыре типа политических систем.

Систему, в которой практически отсутствует оппозиция, нет политической конкуренции или она весьма незначительна, а пропорция населения, имеющего право участвовать в публичном соперничестве, мала, Р. Даль называет «закрытой гегемонией».

При маленькой конкуренции и большом участии населения можно говорить о политической системе типа «включающей гегемонии».

Система с большой степенью оппозиционности и конкуренции в сочетании с маленькой пропорцией участия названа «конкурирующей олигархией».

И, наконец, наличие значительной степени политической конкуренции и оппозиционности и большой пропорции населения, имеющего право участвовать в публичном соперничестве, порождает политическую систему, названную «полиархией». То, что обычно называется демократической политической системой, соответствует понятию полиархии.

В типологии Ж. Блонделя основанием разделения режимов на группы служит отношение трех переменных: политическая конкуренция, структура элиты и политическое участие населения.

Первая переменнаяполитическая конкуренция. Оценивается с точки зрения того, является ли она открытой (т.е. существуют легальные условия для оппозиции и для конкурентной борьбы оппозиции с властвующей элитой) или закрытой (т.е. оппозиция замещена, и борьба за государственную власть осуществляется внутри (часто скрытно) различных групп властвующей элиты, или смена руководства осуществляется без борьбы по принципу наследования).

Вторая переменная — структура элиты. Показывает, есть ли в структуре элит субгруппы и каков уровень их автономии. В этом смысле различаются монолитные элиты и дифференцированные элиты.

Третья переменнаяполитическое участие населения. Характеризуется степенью включения населения в политическую жизнь. Население может быть включено в политическую жизнь посредством различных форм политического участия, и это является необходимостью для существования системы. Такая система называется инклюзивной (включающей). Население может не быть включено в политический процесс и данное положение рассматривается как нормальное или вынужденное. Такая система получила название эксклюзивной (исключающей).

Соотношение этих трех переменных порождает шесть типов политических режимов: традиционные, эгалитарно-авторитарные, авторитарно-бюрократические, авторитарно-неэгалитарные, конкурирующие олигархии, либеральные демократии.

В современном мире политические режимы не однотипны. Типология политических режимов определяется не только социальными факторами соответствующего государства, но и нравственными, моральными и мировоззренческими устоями общества.

Принято выделять основные типы режимов как демократический, авторитарный, тоталитарный. Существуют и многочисленные «промежуточные» политические режимы.

Демократический политический режим

В политической жизни общества демократия (народовластие — в переводе с греческого) была и остается высшим типом политического режима. Начальную классификацию демократического и противоположных ему политических режимов (авторитарного и тоталитарного) дали философы античности Платон и Аристотель. В известном сочинении Платона «Государство» выделены несколько видов государственного режима. Олигархия (монархия) — власть одного человека, которая может быть законной или незаконной (тирания); аристократия — власть немногих (может быть гуманной, просвещенной и насильственной, жестокой); демократия — власть всех, которая может быть законной и незаконной (насильственной).

Все эти режимы власти Платон рассматривал в круговороте от разумного начала до перерождения. Демократию как строй в целом он оценивал высоко, но ей постоянно угрожают внутренние противоречия.

В восьмой книге «Государства» Платон предупреждал, что из-за господства присущих толпе ложных мнений демократии угрожает потеря нравственных ориентиров и переоценка ценностей: «Наглость они будут называть просвещенностью, разнузданность — свободою, распутство — великолепием, бесстыдство — мужеством».

В этой связи, отмечал Платон, демократия может переродиться в свою противоположность — тиранию. В описании Платона тирания — наихудший вид государственного устройства, где царят беззаконие, уничтожаются люди — потенциальные противники режима.

Платоновская классификация политических режимов античного мира была развита его учеником и последователем Аристотелем. Он также не идеализировал демократические республики своего времени.

В аристотелевской «Политике» выделены шесть форм государственных режимов власти. Три из них — монархию, демократию и политию (власть аристократии, основанную на сочетании элементов олигархии и демократии) — Аристотель считал хорошими. Три других — тиранию, чистую олигархию и аморфную демократию (насильственное волеизъявление всех слоев) он считал неприемлемыми и вредными. Очевидно, Аристотель, как и Платон, считал, что ловким правителям с помощью демагогии несложно довести «демос» до уровня «охлоса» (толпы) и манипулировать им в своих корыстных целях. В истории подобных примеров было предостаточно.

Критическая оценка Платоном и Аристотелем режимов демократического устройства государств античности очень долго довлела над политической мыслью. Лишь общественные мыслители Нового времени Н. Макиавелли, Б. Спиноза, Ш. Монтескье, А. Радищев и другие обратились к анализу и классификации типов государственного управления.

Наибольший интерес представляют в этом плане работы французского просветителя и философа Ш. Монтескье. Он предложил свою оригинальную классификацию форм государственного устройства и правления.

«Я предлагаю, — пишет Монтескье, — три определения или, вернее, три факта: республиканское правление — это то, при котором верховная власть находится в руках или всего народа, или части его; монархическое, при котором управляет один человек, но посредством установленных неизменных законов и правил».

Монтескье, однако, не останавливается на этой классификации и развивает ее далее: «Если в республике верховная власть принадлежит всему народу, то это демократия. Если верховная власть находится в руках части народа, то такое правление называется аристократией».

Создавая свою теорию политики и права, Монтескье основное внимание уделил свободе и классовой природе демократического правления. «Разделение на классы населения, имеющего право голоса, по его мнению, составляет основной закон республики».

В своем труде «Дух законов» он попытался создать классификацию политических систем таким образом, чтобы придать политической власти более широкий контекст. Значение его вклада заключается в попытке связать политику с социальными факторами — группами, экономическими классами, уровнем образования, традицией и идеологией. Монтескье, как и его предшественники, не исключал, однако, возможности перерождения демократического политического режима. В конце XVIII столетия в ходе Французской революции главное противоречие демократии (свобода и равенство) уже дало о себе знать.

Современные теоретические модели демократии базируются преимущественно на политических идеях Нового времени, Просвещения (Локк, Монтескье, Руссо, Кант, Токвиль). Правда, сегодня появляются концепции демократии, критически относящиеся к мировоззренческим истокам современности, — дискурсивная демократия, теледемократия, кибердемократия, — но пока они находятся на периферии, занимают маргинальное положение в современной демократической теории и практике.

Едва ли возможно здесь описать все современные теоретические модели демократии. Концептуализация демократии породила огромное множество вариантов: по некоторым данным, можно говорить о существовании 550 «подтипов» демократии. Фактически временная теория демократии распадается на множество внутренне связанных между собой концепций, обобщений, классификаций, моделей демократических процессов, институтов, поведения и отношений. Суммируя различные подходы, можно, однако, выделить ряд моделей, которые чаще всего попадают в поле зрения исследователей. Отметим, что все многообразие теоретических моделей современной демократии, если говорить об их мировоззренческих основах, так или иначе тяготеет к двум основным теоретическим парадигмам, сформированным классиками политической мысли XVII—XIX вв. Речь идет о либерально-демократической и радикально-демократической теориях.

Обе теории возникают как попытка разрешить так называемую «проблему Гоббса». Суть  ее кратко можно определить следующим образом: человек, переходя от состояния «войны всех против всех» (естественное состояние) к договору о государственно-общественной жизни (общественное состояние), вверяет самого себя власти государства, так как только оно может гарантировать соблюдение договора. Как сохранить свободу человека в общественном состоянии? В этом вопросе — узел «проблемы Гоббса». Следовательно, теоретическая задача заключалась в обосновании границ деятельности государства, обеспечивающих сохранность свободы человека.

Представители либерально-демократического и радикально-демократического направлений считали человека разумным существом, но по-разному истолковывали эту антропологическую предпосылку демократической теории. Они были едины в трактовке происхождения государства из принятого разумными индивидами договора, но различали источник этого договора. Они отстаивали свободу человека, но понимали ее по-разному и по-разному трактовали ее основания.

В либерально-демократических концепциях свобода человека означала его моральную автономию рационально определять свою жизнь и правила общения с другими людьми, которые не должны нарушать его индивидуальных прав. Государство, возникающее на основе договора между людьми как морально автономными индивидами, ограничивается правом, т.е. равной внешней мерой свободы для каждого индивида. Таким образом, данная демократическая парадигма основывалась на предпосылке автономного индивида, общество при этом трактовалось как сумма свободных индивидов, а общественный интерес — как интерес всех. Частная жизнь ценится здесь больше, чем жизнь общественная, а право выше, чем общественное благо. Плюрализм индивидуальных интересов и интересов возникающих ассоциаций индивидов (гражданское общество) сопровождался конфликтом между ними, разрешение которого было возможно на пути компромисса. В принципе, государство не могло и не должно было вмешиваться в процесс общения автономных индивидов и их добровольных ассоциаций. Оно призывалось лишь тогда, когда требовалось вмешательство третейского судьи. Концепции либерально-демократического толка допускают лишь «ограниченное государство», государство «ночного сторожа». Такое государство невозможно без договора между людьми, а представители государства избираются населением. Следовательно, большое значение здесь придается электоральному процессу и репрезентативной демократии, при которой избранные представители связаны лишь своей совестью и конституцией (свободный мандат). Свобода в таком государстве ограничена только законом, а само государство (для того чтобы не было узурпации государственной власти отдельными органами или лицами) должно строиться по принципу разделения властей. Правомерный при голосовании принцип решения по большинству голосов дополняется принципом защиты прав меньшинства.

В соответствии с радикально-демократическими концепциями разумный человек мог существовать автономно только в естественном состоянии, в общественном же состоянии  он становится существом социальным, т.е. рационально принимающим ценности общества. Государство, которое возникает на основе договора, руководствуется ценностями общества, носителем которых выступает народ, оно ограничено «суверенитетом народа». Свобода человека в общественном состоянии может быть обеспечена лишь тогда, когда свободен народ, имеющий волю давать законы государству. Деспотизм государства определяется тем, что оно руководствуется не частными, а общими интересами народа, которые не являются простой суммой частных интересов, а обладают органическим единством. Отсюда радикально-демократическая теория приветствует публичного человека, обосновывает приоритет общего блага над правом. Свобода такого человека осознана как гражданская свобода и возможна в общественном состоянии при наличии законов, освященных волей народа. Единство народа выступает важнейшим принципом организации политической жизни, а формой демократического участия здесь выступает прямая демократия. Лица, осуществляющие управление в государстве, наделены народным мандатом и ответственны перед ним (императивный мандат). Единство власти обеспечивается суверенитетом народа, а потому принцип разделения властей не является существенным; здесь скорее можно говорить о разделении функций, а не властей. Подчинение меньшинства большинству является внешним выражением единой воли, принципиально требующей общего согласия.

В современном языке слово «демократия» имеет несколько значений. Его первое, основополагающее значение связано с этимологией, происхождением этого термина. «Демократия» переводится с древнегреческого как «народовластие» или, используя расшифровку этого определения американским президентом Линкольном, «правление народа, избранное народом и для народа».

Производным от этимологического понимания демократии является ее более широкая вторая трактовка как формы устройства любой организации, основанной на равноправном участии ее членов в управлении и принятии в ней решений по большинству. В этом смысле говорится о партийной, профсоюзной, производственной и даже семейной демократии. Понимаемая в широком значении, демократия может существовать всюду, где есть организация, власть и управление.

С этимологическим пониманием демократии связаны  и другие — третье и четвертое — значения этого термина. В третьем значении демократия рассматривается как основанный определенной системой ценностей идеал общественного устройства и соответствующее ему мировоззрение. К числу составляющих этот идеал ценностей относятся свобода, равенство, права человека, народный суверенитет и некоторые другие.

В четвертом значении демократия рассматривается как социальное и политическое движение за народовластие, осуществление демократических целей и идеалов. Это движение возникло в Европе под флагом борьбы с абсолютизмом за освобождение и равноправие третьего сословия и в ходе истории постепенно расширяет диапазон своих целей и участников. Современные демократические движения чрезвычайно разнообразны. Это социал-демократы, христианские демократы, либералы, новые социальные и другие движения.

Мировая наука еще не выработала исчерпывающего определения сущности демократического политического режима как многогранного феномена общественного бытия. Понятие демократического режима со времен Древней Греции чаще всего трактуется как форма государства, противоположная авторитаризму в любых его проявлениях. Между тем государственный режим власти — понятие более узкое, включающее в себя лишь методы осуществления политической власти государственным аппаратом. Понятие демократического политического режима шире: оно включает в себя не только государственный режим, но и такие политические субъекты общества, как деятельность политических и общественных организаций, политическое мировоззрение как отражение в сознании граждан самого содержания демократии.

Идеологическую основу демократического режима составляют многочисленные и постоянно обновляемые теории демократии, в развитие которых внесли свой вклад не только современные политические демократы, но и их предшественники. В итоге сформирован и нашел выражение в конституциях демократический тип общественного строя.

Можно выделить общие принципы демократического режима:

1. Признание народа источником власти, сувереном в государстве. Народный суверенитет выражается в том, что именно народу принадлежит учредительная, конституционная власть в государстве, что он выбирает своих представителей и может периодически сменять их, а в ряде стран имеет также право непосредственно участвовать в разработке и принятии законов путем народных инициатив и референдумов.

2. Участие граждан в формировании органов власти, принятии политических решений и осуществлении контроля за органами власти. Идеальной формой участия была бы прямая, непосредственная демократия: установление такого механизма власти, где воля граждан и государственная воля были бы тождественны. Весь народ непосредственно участвовал бы в принятии важнейших политических решений, осуществлении власти. Представительные же органы должны быть сведены к минимуму и  должны находиться полностью под контролем граждан. Однако реализация в полной мере идеалов прямой непосредственной демократии на практике оказывается невозможной. В современных демократических странах принцип участия граждан реализуется через принцип их представительства. Источником власти являются граждане, которые выражают свою волю на выборах, избирая своих представителей, делегируя им на определенный срок свои полномочия. Эти полномочия определяются Конституцией и законодательством. Конституция и законодательство закрепляют перечень тех полномочий, которые граждане передают своим избранникам и определяют меру ответственности за принимаемые ими решения. В пределах своих полномочий органы власти действуют независимо.

Носителями представительной власти являются общенациональный парламент, а также другие законодательные органы как в центре, так и на местах, а также выборные представители исполнительной и судебной власти. Они выражают интересы различных классов, социальных слоев, политических группировок и других институтов гражданского общества. Представительные органы власти на основе принципа большинства, определяемого в ходе выборов, формируют невыборные органы исполнительной власти. Главным признаком всех выборных и назначаемых органов власти должны быть компетентность и ответственность.

3. Приоритет прав и свобод человека и гражданина над правами государства. Органы государственной власти призваны защищать права и свободы человека, которые индивид приобретает в силу рождения, а также гражданские права и политические свободы, в том числе право на жизнь, свободу и безопасность личности, на равенство перед законом, на гражданство и участие в управлении своей страной, на владение имуществом, на невмешательство в личную и семейную жизнь и т. д.

4. Граждане обладают большим объемом прав и свобод, которые не только провозглашаются, но и юридически закреплены за ними. В демократических государствах действует правовой принцип «все, что не запрещено — разрешено».

5. Политическое равенство всех граждан. Этот принцип означает, что каждый гражданин имеет право быть избранным в органы власти и принимать участие в выборах в избирательном процессе, если для этого нет ограничений, установленных судом. Никто не должен иметь политического преимущества.

6. Свободное волеизъявление воли народа на выборах, выборность органов государственной власти. Свободное волеизъявление народа рассматривается как ключевое условие демократического режима. Оно предполагает возможность свободных и честных выборов, исключающих всякое принуждение и насилие. Все лица, контролирующие властные структуры, должны быть избраны на основе установленных законом процедур и периодически через строго установленные периоды переизбираться. Избиратели должны иметь право и возможность для отзыва своих представителей.

7. Верховенство закона во всех сферах жизни общества. Демократическое государство — это правовое государство. Правовое государство в интересах гарантирования прав отдельных граждан должно само себя ограничивать определенным комплексом постоянных норм и правил. Праву принадлежит приоритет над государством. В правовом государстве четко и точно определены как формы и механизмы деятельности государства, так и пределы свободы граждан, гарантируемые правом.

8. Четкое разделение властей на законодательную, исполнительную и судебную. Каждая из них самостоятельна, независима, исполняет свои функции, которые институционально рассредоточены. Судебная власть имеет полномочия отменить как решения законодательной, так и исполнительной власти.

9. Сформировались и свободно, без вмешательства государства действуют институты и организации гражданского общества, развито гражданское самоуправление. Большой аспект социальных интересов удовлетворяется на основе действия добровольных общественных организаций. Повседневная жизнь, семья, досуг не подконтрольны государству.

10. Политический плюрализм, многопартийность. Представительство и защита большого спектра социальных интересов при демократическом режиме осуществляются через многообразие политических партий. При демократическом режиме функционирует многопартийная система, при которой одна партия может сменить у власти другую на законных основаниях в результате выборов. Все политические партии должны быть поставлены в равные правовые условия в их борьбе за голоса избирателей и за свое представительство в органах государственной власти. Борьба между партиями должна осуществляться в рамках закона, отвечать определенным правовым нормам. В соответствии с результатами выборов политические партии, набравшие большинство голосов избирателей, получают право формировать органы власти и статуса правящей партии. Партии, проигравшие на выборах, получают статус оппозиционной партии. Оппозиционные партии должны пользоваться теми же политическими правами и свободами, как и находящаяся у власти правящая партия.

11. Политический плюрализм дополняется идеологическим плюрализмом. В обществе отсутствует какая-то одна официальная идеология. Многие идейные течения противостоят друг другу и свободно конкурируют в борьбе за влияние и умы людей.

12. Свобода слова, обеспечивающая возможность выражать свое мнение, включая и критику правительства, правящие режимы, господствующей идеологии. Существуют альтернативные и часто конкурирующие между собой источники информации и убеждений, выведенные из-под правительственного контроля.

13. Полиция, спецслужбы и армия — важные части государственного аппарата — выполняют функции обеспечения внутренней и внешней безопасности государства и общества. Их действия регулируются и ограничиваются действием закона. Основные функции по поддержанию правопорядка принадлежат не армии и спецслужбам, а полиции и судам.

14. Власть в государстве в большей мере основана на убеждении, чем на принуждении. При принятии политических решений преобладают процедуры по поиску компромисса и консенсуса. Исключается применение средств массового насилия и террора по отношению к населению со стороны властей.

Экономической основой демократического режима является многообразие форм собственности, рынок, конкуренция, экономически свободный человек.

Демократический режим обычно находит отражение в конституциях и законах, регулирующих развитые формы участия в политической жизни, институты демократии, гарантированные политические и гражданские права, независимые средства массовой информации, разделение властей и т. д.

Органы публичной власти при этом режиме прибегают к силовым методам лишь в исключительных случаях.

Итак, демократический режим — это способ функционирования власти, основанный на признании народа в качестве источника власти, на его праве участвовать в государственных и общественных делах, наделение граждан широким кругом прав и свобод.

Авторитарный режим (авторитаризм)

Авторитарный режим — это система правления, при которой власть осуществляется одним конкретным лицом при минимальном участии народа.

Этим лицом может быть королевская семья.  В этом случае авторитарный режим называется абсолютной монархией. В качестве такого лица может выступать группа элитарной демократии или же лидер сильной политической партии.

Сохраняются такие режимы с помощью аппарата принуждения и насилия армии. В отличие от демократического режима власти, где репрессивный аппарат действует в рамках закона, в авторитарном государстве средства насилия, наоборот, держатся на виду.

Власть, подчинение и порядок ценятся при авторитарном режиме правления больше, чем свобода, согласие и участие в политической жизни народа. В таких условиях рядовые граждане вынуждены повиноваться законам, платить налоги без личного участия в их обсуждении. Существующие в авторитарных государствах для ширмы демократические институты реальной силы в обществе не имеют.

Теория и практика авторитарного правления были выражены в афоризме «государство — это я», высказанном Людовиком XIV, чье правление явилось апофеозом не только французского, но и вообще европейского абсолютизма.

Перечислим основные отличия авторитарных режимов от тоталитарных:

1) авторитаризм не имеет единой и обязательной для всех идеологии, допускает ограниченный плюрализм, если он не наносит вреда системе. Гражданин не подвергается репрессиям, если он не является активным противником режима: необязательно поддерживать режим, достаточно его терпеть (ритуальное подтверждение лояльности и отсутствие прямого вызова); при авторитаризме центральную роль играет не мировоззрение, а сохранение власти;

2) неодинаковая степень регламентации различных аспектов общественной жизни: при тоталитаризме контролируются все сферы общественной жизни, для авторитаризма характерна намеренная деполитизация масс, их довольно слабая политическая информированность;

3) при тоталитаризме центром власти является одна партия (партийные органы пронизывают весь государственный аппарат, общественные организации и производственные структуры); при авторитаризме высшей ценностью является государство как средоточие властных функций (идея государства как надклассового верховного арбитра);

4) авторитарные диктатуры предпочитают сохранять традиционные классовые, сословные или племенные перегородки, которые чужды тоталитаризму.  В период становления тоталитаризм разрушает прежнюю социальную структуру, разрывает традиционные социальные связи, превращает классы в массы;

5) при тоталитаризме систематический террор проводится легально и организованно, при авторитаризме используется тактика избирательного террора.

Можно выделить следующие характерные черты авторитарного политического режима:

1. Государственная власть поставлена в рамки права и действует на основе Конституции и других законов. Имеются определенные возможности для выражения и представления социальных интересов, признается право на автономное самовыражение различных групп общества.

2. Политические права и свободы граждан в значительной мере ограничены. Законы преимущественно защищают интересы государства, а не интересы личности. В законодательной сфере действует принцип: «все, что не разрешено — запрещено».

3. Политическая власть сконцентрирована в руках одного человека или одного органа государства. В случае концентрации власти в руках харизматического лидера могут проявляться вождистские тенденции, культ личности. Однако этот культ не достигает сакральных форм выражения и не требует постоянной демонстрации преданности этой личности со стороны населения.

4. Отсутствует четкое разделение властей. Значительная концентрация исполнительной и зачастую и законодательной власти  в руках главы государства,  ограничение роли парламента в контроле за государственной политикой и влияние исполнительной власти на судебную власть.

5. Допускается политический плюрализм. Наряду с правящей партией могут действовать и оппозиционные партии. Однако государственная власть стремится всячески сузить возможности для действия оппозиции.

6. Формирование органов власти, а также циркуляция правящих элит осуществляются не путем конкурентной борьбы кандидатов на выборах, а кооптацией, волевым введением их в руководящие структуры. Процесс передачи власти чаще всего осуществляется не путем установленных законом процедур замены руководителей, а насильственно.

7. В обществе доминирует государственная идеология, но допускаются и другие идейные течения, более или менее лояльно относящиеся к правящей элите, но занимающие ряд самостоятельных позиций. Различные общественные силы могут придерживаться несовпадающих мировоззренческих установок.

8. Признается относительная автономия от государства экономической, социальной, семейно-бытовой и культурной сфер жизнедеятельности общества. Не очень развиты, но относительно самостоятельно действуют институты и организации гражданского общества, в том числе профсоюзы, добровольные общества и другие организации по интересам. Нет строго организованного тотального контроля со стороны государства за экономической и социальной инфраструктурой.

9. Существует цензура над издательской деятельностью и средствами массовой информации. Однако при сохранении лояльности к правящему режиму разрешено критиковать некоторые недостатки государственной политики и политических деятелей.

10. Отношения государства и личности построены больше на принуждении, чем на убеждении. Преобладают силовые методы воздействия, однако без применения вооруженного насилия, постоянного террора, массовых репрессий.

11. Полиция и спецслужбы ориентированы на выполнение функций охраны правопорядка. Однако они находятся на страже правящего режима и могут быть использованы вместе с армией в качестве карательных органов для подавления общественных сил, выступающих против властей.

По мнению многих политологов, авторитарный режим — самая распространенная форма политической власти и отличается большим разнообразием.

Существует несколько подходов к классификации авторитарных режимов. Поскольку авторитарные режимы существуют с давних пор и до настоящего времени, их подразделяют на старые, традиционные  и новые, современные.

Традиционные авторитарные режимы основаны на различных культах, родоплеменных, феодальных отношениях и относятся к доиндустриальному периоду. Здесь слабо развиты рыночные отношения, неглубокая социальная дифференциация, сильны традиция, религия и общинные связи. В регуляции властных отношений преобладает патернализм.

Традиционные политические режимы в виде пережитков прошлого сохранились и в современной политической картине мира. Это абсолютистские монархии стран Персидского залива (Саудовская Аравия, Кувейт, Объединенные Арабские Эмираты, Катар, Бахрейн), а также Непал, Марокко и др. В этих странах отсутствуют разделение властей, политическая конкуренция, власть сконцентрирована в руках узкой группы лиц, господствует идеология правящей верхушки.

Новые, современные авторитарные режимы основаны на развивающихся рыночных отношениях. Они характерны для стран, совершающих модернизацию и переходящих от традиционных обществ к индустриальному, от тоталитарного к демократическому. Для этих стран при низком уровне технико-экономического потенциала характерны: сочетание различного типа общественных отношений от патриархально-общинных до рыночных, слабо дифференцированная социальная структура, недостаточное развитие институтов и организаций гражданского общества, низкий уровень политической культуры населения. В этих странах наблюдаются перманентное обострение социальных, национально-этнических, религиозных противоречий и развитие на этой основе многочисленных конфликтов.

Такое переплетение разнообразных факторов, многообразие условий жизни, своеобразие политической культуры различных стран не могут не породить возникновения и функционирования многочисленных форм новых авторитарных режимов.

Для каждого из них характерны собственная расстановка социально-политических сил на политической арене, методы осуществления властных отношений, институциональные возможности участия граждан в политической жизни и т. п.

В Латинской Америке преобладают авторитарные режимы олигархического типа. Как правило, экономическая и политическая власть при таких режимах сосредоточена в руках нескольких влиятельных семейств. Один лидер сменяет другого при помощи военного переворота или фальсификации итогов выборов. Политическая элита тесно связана с военной элитой и церковью.

Особую разновидность представляют так называемые «военные режимы». Эти режимы также могут быть режимами олигархического типа. Однако у этих режимов есть ряд особенностей, которые позволяют выделить их в отдельную подгруппу. Военные режимы бывают трех видов:

а) обладающие строго диктаторской, террористической природой и персональным характером власти (например, режим И. Амина в Уганде);

 б) военные режимы, проводящие структурные реформы (например, режим генерала А. Пиночета в Чили);

 в) однопартийные режимы, существовавшие в Египте при Г. А. Насере, в Перу при X. Нероне и т. д.

Выделим также в качестве разновидности авторитарных режимов теократические режимы, при которых политическая власть концентрируется в руках духовных лиц. Примером такой разновидности режима является режим аятоллы Хомейни в Иране.

Широкая распространенность и устойчивость авторитарного режима (во многих случаях переход от авторитаризма к демократии оказывался неудачным) в большинстве современных стран порождает вопрос об истоках авторитаризма, причинах его сохранения и воспроизводства. К таковым относятся:

а) сохранение традиционного типа общества с ориентацией на привычные и устойчивые формы социальной жизни и авторитеты;

б) воспроизводство клиентальных отношений в социальной структуре развивающихся обществ;

в) сохранение патриархального и подданнического типов политической культуры в качестве преобладающих, что равно отсутствию ориентации населения на активное воздействие на политическую систему;

 г) значительное влияние религиозных норм (прежде всего, ислама, буддизма, конфуцианства) на политические ориентации населения;

д) экономическая отсталость;

е) неразвитость гражданского общества;

ж) высокая степень конфликтности в развивающихся обществах.

В XX в. большинство авторитарных правителей в целях оправдания законности своих режимов широко используют идеологию национального суверенитета. Отдельные исследователи утверждают, что в нестабильных ситуациях такой режим может быть функциональным, не худшим вариантом. Возможность возникновения авторитарного режима в переходном периоде от тоталитаризма к демократии заложена в психологической реакции людей на кризисную ситуацию, в стремлении к социальной упорядоченности, надежности, предсказуемости.

В прошлом и настоящем авторитаризм нередко оправдывает свою политику служением национально-религиозной идее. Это характерно для русского варианта авторитаризма.

Советский эмигрант, политолог Александр Янов посвятил этой проблеме свою книгу «Происхождение автократии» (М., 1991). В изложении Янова Иван Грозный был «прародителем» и даже «изобретателем» русской автократии. В ней автор видит «псевдоевропейскую политическую форму», которая совмещает в себе элементы восточного деспотизма и европейского абсолютизма и демонстрирует миру такую устойчивость и силу, что «ни государственные перевороты, ни реформы, ни революции оказались неспособны сокрушить ее до наших дней».

В предположении А. Янова долговечная и устойчивая русская автократия, традиции и принципы которой «дожили» до советского, «сталинского» периода российской истории, обретя в нем «второе дыхание», явились результатом проведенной Иваном IV в 1565 г. «революции сверху».  Была введена опричнины в качестве репрессивного механизма борьбы с изменой русского боярства.

В XVIII столетии Петр I, поднявший русскую автократию на имперский уровень, присвоил себе право собственности на государство, с правом передачи ее по наследству, кому пожелает. Это было специально оговорено в Уставе о наследии престола, опубликованном в 1722 г.

Традиции российской автократии наложили свой отпечаток на мироощущение многих поколений русских людей. Речь идет о так называемой русской традиции или русской идее. Сегодня на фоне идеологических споров русская национальная идея выглядит не только как традиция сильной и авторитарной власти, но также как идеал справедливой и «доброй» государственной власти, которая начнет решать накопившиеся проблемы «сверху», творя вокруг всеобщую радость и довольство.

Современные российские политики не без основания полагают, что «русская идея» и русская традиция преклонения перед публичной властью, бывшей так долго автократической, в очень большой степени подготовила российское национальное сознание к восприятию государственного социалистического варианта установления социальной справедливости и «всеобщего счастья». Место сильного и державного царя-батюшки в российском народном сознании смогли занять образы других «отцов».

Авторитаризм иногда определяют как способ правления с ограниченным плюрализмом. Он вполне совместим с экономическим, социальным, культурным, религиозным, а частично и с идеологическим плюрализмом. Его воздействие на общественное развитие имеет как слабые, так и сильные стороны. К числу слабых относятся:

 -полная зависимость политики от позиции главы государства или группы высших руководителей;

 -отсутствие у граждан возможностей предотвращения политических авантюр или произвола;

-ограниченность институтов артикуляции, политического выражения общественных интересов.

В то же время авторитарная политическая система имеет и свои достоинства, которые особенно ощутимы в экстремальных ситуациях. Авторитарная власть обладает сравнительно высокой способностью обеспечивать политическую стабильность и общественный порядок, мобилизовывать общественные ресурсы на решение определенных задач, преодолевать сопротивление политических противников. Все это делает ее достаточно эффективным средством проведения радикальных общественных реформ.

Тоталитарный режим (тоталитаризм)

Формирование политических тоталитарных режимов стало возможным на индустриальной стадии развития человечества, когда технически стали возможными не только всеобъемлющий контроль над личностью, но и тотальное управление ее сознанием, особенно в периоды социально-экономических кризисов.

Идейные истоки, отдельные черты тоталитаризма уходят своими корнями в древность. Изначально его трактовали как принцип построения целостного едино действующего общества. В VII—IV вв. до н. э. теоретики рационализации китайской политико-правовой мысли (легисты) Цзы Чань, Шан Ян, Хань Фэй и другие, отвергая конфуцианство, выступили с обоснованием доктрины сильного, централизованного государства, регулирующего все стороны общественной и частной жизни. При этом государственный контроль ими рассматривался в виде постоянной борьбы правителя с подданными.

Близкий к легистам Китая тип тоталитарного государственного режима предложил Платон. В его более поздних диалогах («Политая», «Законы») нарисована социально-экономическая характеристика второго, более совершенного и отличного от Афинского общества, изображенного в «Государстве». Свое второе по достоинству государство Платон наделил такими чертами:

-безусловное подчинение всех граждан и каждого индивидуума в отдельности государству;

-государственная собственность на землю, жилые дома и культурные строения, которыми пользовались граждане на правах владения, а не частной собственности; насаждение коллективистских начал и единомыслия в быту; государственное регламентирование законами воспитания детей;

-единая для всех сограждан религия; политическое и правовое равноправие женщин с мужчинами, исключая занятие должностей в высших органах власти.

Платоновский закон запрещал лицам до 40 лет выезжать по частным вопросам за пределы государства и ограничивал въезд иностранцев; предусматривал очищение общества от неугодных лиц с помощью смертной казни или изгнания из страны.

Платоновская модель государственного режима для большинства современных стран неприемлема, но в каком общественном строе лучше жить, понятнее после Платона. Либеральные демократы, философы Б. Рассел, К. Поппер, в целом пришли к заключению, что именно к Платону восходят как средневековый авторитаризм, так и современный тоталитаризм.

Понятие тоталитарного режима было разработано в творчестве ряда немецких мыслителей XIX в.: Г. Гегеля, К. Маркса, Ф. Ницше, О. Шпенглера и некоторых других авторов. И, тем не менее, как законченное, оформленное политическое явление тоталитаризм вызрел в первой половине XX в.

Политическое значение ему впервые придали руководители и идеологи фашистского движения в Италии. В 1925 г. Бенито Муссолини был первым, кто пустил в оборот термин «тоталитаризм» для характеристики итало-фашистского режима. В конце 20-х годов английская газета «Таймс» также высказалась о тоталитаризме как негативном политическом явлении, характеризующем не только фашизм, но и политический режим в Советском Союзе.

Западная концепция тоталитаризма, в том числе и направления его критиков, складывалась на основе анализа и обобщения режимов в фашистской Италии, нацистской Германии, франкистской Испании и в СССР в годы сталинизма. После второй мировой войны предметом дополнительного изучения политических режимов стали Китай, страны Центральной и Юго-Восточной Европы, некоторых государств «третьего мира».

Этот далеко не полный перечень свидетельствует о том, что тоталитарные режимы могут возникать на различной социально-экономической базе и в многообразных культурно-идеологических средах. Они могут быть следствием военных поражений или революций, появляться в результате внутренних противоречий или быть навязанными извне.

Общими отличительными признаками тоталитаризма являются стремление к всеобъемлющей организованности общества и полному контролю за личностью со стороны власти, к радикальному преобразованию всей общественной системы в соответствии с революционной по своему характеру социальной утопией, не оставляющей места для индивидуальной свободы и социальных противоречий.

Большой вклад в осмысление тоталитаризма внесли работы Ф. Л. Хайека «Дорога к рабству» (1944), Ханны Аренд «Истоки тоталитаризма» (1951), совместный труд К. Фридриха и 3. Бжезинского «Тоталитарная диктатура и автократия» (1956), а также публицистические труды российских авторов А. Зиновьева, А. Солженицына, А. Сахарова и др.

Каковы же наиболее характерные признаки тоталитарного режима? Назовем их:

1. Верховенство государства, носящее тотальный характер.

Идеолог итальянского фашизма Дж. Джентиле, раскрывая значение для данного режима тотального государства, писал: «Для фашизма все заключено в государстве. Ничто человеческое или духовное не существует само по себе, а еще в меньшей степени это обладает ценностью вне государства. В этом смысле фашизм тоталитарен и фашистское государство как объединение и унификация всех ценностей придает смысл жизни всему народу, способствует расцвету и придает ему силы. Вне государства не должны существовать ни индивиды, ни группы (политические партии, общества, профсоюзы и классы)». Государство не просто вмешивается в экономическую, политическую, социальную, духовную, семейно-бытовую жизнь общества, оно стремится полностью подчинить себе, огосударствить любые проявления жизни. Полностью лишены какой-либо независимости, самостоятельности предприятия, учебные заведения, средства массовой информации и т. д.

2. Сосредоточение всей полноты государственной политической власти в руках вождя партии, влекущее фактическое отстранение населения и рядовых членов партии от участия в формировании и деятельности государственных органов. Культ вождизма: вождь наделяется сверхъестественными качествами. Авторитет вождя основывается не на осознанном доверии, а имеет, скорее всего, мистический характер. Для масс характерны слепая вера в вождя, в выдвигаемые им идеи.

Вождя рассматривали как символ нации, мессию, который сплачивает весь народ и ведет его к верной цели. Вождь стоит во главе государства, выражает его волю, сила государства исходит от вождя.

Тоталитарный режим формально не препятствовал участию населения в политическом процессе. Однако это участие направлялось в русло активного проявления преданности своему вождю, идеологии и политической партии (выборы как простое голосование и поддержку кандидата «блока коммунистов и беспартийных», массовые манифестации, демонстрации, парады и т. п.).

3. Монополия на власть единственной массовой политической партии, сращивание партийного и государственного аппарата, в результате которого происходят огосударствление правящей партии, утраты его многих специфических функций: выражения и представления социальных интересов, коммуникации, информации и т. д.

4. Максимальное сосредоточение власти в одних руках — автократия, ликвидирует принцип разделения властей.

Законодательная и исполнительная власть сосредоточена в одних структурах, фактически отсутствует независимая судебная власть. Судебная власть сведена до роли служанки, обслуживающей интересы партийно-государственной машины.

5. Подрыв и разрушение институтов и организаций гражданского общества, которые выражают и защищают интересы граждан, стоят между государством и индивидом. Это не исключает функционирования некоторых общественных организаций: профсоюзов, различного типа добровольных обществ, организаций местного самоуправления. Однако деятельность всех этих организаций находится под полным контролем со стороны правящей партии и регламентируется государством.

6. Господство в обществе одной всесильной государственной идеологии, поддерживающей в массах убежденность в справедливости данной системы власти и правильности избранного пути. Монополия одной партии ведет, как правило, к существованию в обществе моноидеологии, не допускающей культивирования других идей, доктрин, взглядов и критики в свой адрес. Причем монистическая идеология здесь приобретает ярко выраженный мессианский характер. При правом тоталитарном режиме мессианская идеология замешана на расизме, национализме, провозглашающих избранность собственной нации. В основе левого тоталитарного режима лежит мессианский марксизм, большевизм, провозглашающий первую страну социализма мессией, несущей освобождение и свободу всем народам.

Основная цель мессианской идеологии состоит в том, чтобы воодушевить массы на свершение великих дел, разжечь их фанатизм, добиться их полной преданности вождю, партии, данной власти, готовности пойти на определенные ограничения, лишения и жертвы во имя каких-то идеалов. Для этого широко используется разветвленный идеологический аппарат, который через средства массовой информации и другие каналы формирует разнообразные политические, социальные мифы, внедряемые в массовое сознание.

Господствующая идеология рассматривается в качестве единственно возможного мировоззрения для всех членов общества. По сути дела, она превращается в особого рода государственную религию, замещая тем самым церковь с ее религиозным вероучением. Здесь внедряются собственные догматы, торжественные ритуалы и церемонии, используются священные книги и культивируются свои святые, свои обожествленные персоны (вождь, фюрер и т. п.). Поэтому не случайно многие подчеркивают, что тоталитарное господство можно рассматривать как своеобразную форму теократического правления. С этим связано и осуществление при тоталитарном режиме тотального политического контроля над умами людей, не допускающего с их стороны никакого инакомыслия и инакодействия. Щупальца идеологического, репрессивного аппарата проникают во все поры общества, устанавливается жесткий контроль над сознанием личности, ее мыслями, внутренним миром. Ставится задача: полностью подчинить человека партийно-государственной машине.

7. Централизованная система контроля и управления экономикой. В левых тоталитарных режимах эта система базировалась на полном огосударствлении собственности. Партийно-государственные структуры правого тоталитаризма в этом смысле были более либеральны. Так сохранялась частная собственность, и это влекло за собой существование широкой сферы самостоятельности в экономической области, хотя не отменяло наличия жесткого контроля, мобилизации всех материальных, человеческих и интеллектуальных ресурсов на достижение целей государства и идеологии, существования широкой системы принудительного труда.

8. Полное бесправие человека. Политические свободы и права зафиксированы формально, но реально отсутствуют. Законы защищают только интересы правящей элиты, представленные как интересы государства. Имеют серьезные ограничения не только в политических, но и иных правах, таких как свобода права занятия государственной должности, свобода передвижения, выбора места жительства, выбора профессии и т.д.

9. Существует строгая цензура над всеми средствами массовой информации и издательской деятельностью. Запрещено критиковать представителей власти, государственную идеологию, положительно отзываться о жизни государств с иными политическими режимами.

10. Полиция и спецслужбы наряду с функциями обеспечения правопорядка выполняют функции карательных органов и выступают в качестве инструмента массовых репрессий. В необходимых случаях для этих целей используется и армия.

11. Подавление любой оппозиции и инакомыслия посредством систематического и массового террора, в основу которого положено как физическое, так и духовное насилие. Постоянный массовый террор применяется, с одной стороны, как средство уничтожения своих политических оппонентов («врагов народа», «врагов нации»), а с другой — как эффективный способ управления массами. Процесс непрерывного насилия терроризирует все общество, вызывает страх и боязнь всех слоев населения.

12. Подавление личности, обезличивание человека, превращение его в однотипный винтик партийно-государственной машины. Государство стремится к полной трансформации человека в соответствии с принятой в нем идеологией. При тоталитаризме ставится задача: сформировать определенный тип личности с особым психологическим складом, ментальностью, поведением. И эта задача решается посредством широкого осуществления стандартизации и унификации индивидуальности, растворения ее в массе, коллективе, подавлении индивидуального, личностного начала в человеке, культивированием однообразия, одномерности, одноумия, единомыслия.

Тоталитаризм — это феномен XX в. В его становлении и осуществлении значительную роль играют массовые политические движения. Предшествующие диктатуры имели, как правило, довольно узкую социальную базу. Возникновение тоталитаризма совпадает с громаднейшей политической активизацией масс и во многом ею же и обусловлено. Немалую роль в становлении тоталитаризма сыграли технические достижения, поставленные на службу принуждения и подавления, массовой пропаганды и коммуникации.

Большинство исследователей отмечают, что тоталитаризм — это «реакция» общества на кризисы периода индустриализации. Крушение старых традиций, коренное изменение устоев общества в условиях отставания в процессе формирования новой социальной и национальной идентичности порождают стремление к сильной централизованной власти, устанавливающей жесткий порядок и гарантирующей быстрое решение самых острых и неотложных социальных проблем.

Можно выделить основные условия, при которых возможен тоталитарный режим.

Главной общей предпосылкой тоталитаризма является индустриальная стадия развития общества. Она привела к созданию системы массовых коммуникаций, усложнила общественные связи и организацию, сделала технически возможными систематическую идеологическую индоктринацию (насильственное внедрение идеологии, доктрины), тотальное «промывание мозгов» и всеобъемлющий контроль за личностью.

На этой ступени развития в ряде стран появились мощные организационные монстры — монополии, регулирующие целые отрасли промышленности и наладившие тесное взаимодействие с государством. Усилилось и само государство, расширились его социальные функции. Нарастание элементов рациональности, организованности, управляемости в общественной жизни, равно как и очевидные успехи в развитии науки, техники и образования, порождали иллюзии возможности перехода к рационально организованной и тотально управляемой форме жизни в масштабах всего общества. Ядром, стержнем этой тотальной организации могла быть только всесильная и всепроникающая государственная власть.

Порождением индустриализма и этатизма (резкого расширения государственного влияния) является и лежащее в основе тоталитаризма коллективистско-механистическое мировоззрение. Его суть состоит в восприятии мира как огромной механической системы, а совершенного, идеального государства — как единой, хорошо организованной фабрики, машины, состоящей из центра управления, узлов и винтиков и подчиняющейся единой команде.

Одной из важнейших субъективных предпосылок тоталитаризма является психологическая неудовлетворенность человека атомизацией общества в индустриальную эпоху, разрушением традиционных коллективистских общинных и религиозных связей и ценностей, нарастанием социального отчуждения. Это приводит к массовым социальным фрустрациям, желанию человека убежать от холодного и бездушного мира, от одиночества и бессмысленности своего существования, преодолеть бессилие и страх перед рыночной стихией, найти упоение и смысл жизни в новых идеологических ценностях и коллективистских формах организации.

Психологическая неудовлетворенность существующим строем, а также привлекательность тоталитаризма резко возрастают в периоды острых социально-экономических кризисов. Кризис резко усиливает бедствия и недовольство населения, ускоряет созревание необходимых для тоталитаризма социальных предпосылок — появления значительных по численности и влиянию социальных слоев, непосредственно участвующих в тоталитарной революции или поддерживающих ее. Это достигается в первую очередь через резко усиливающиеся в кризисные времена маргинализацию и люмпенизацию общества. Наиболее решительными сторонниками тоталитаризма выступают маргинальные группы. Это промежуточные слои, не имеющие устойчивого положения в социальной структуре, стабильной среды обитания, утратившие культурную и социально-этническую идентификацию.

Эти и другие благоприятные для тоталитаризма факторы могут быть использованы лишь при наличии соответствующих политических условий. К ним относятся уже упомянутая этатизация общества, а также появление тоталитарных движений и партий нового типа — предельно идеологизированных, достаточно массовых организаций с жесткой, полувоенной структурой, претендующих на полное подчинение своих членов новым символам веры и их выразителям — вождям, руководству в целом.

Важно отметить, что при тоталитарном режиме идет постоянное стремление преобразовать общество и человека, уничтожение суверенной личности, и поглощение гражданского общества государством. Человек идентифицирует себя с государством, но практически полностью от власти отстранен. При ориентации  государства на «идеальное будущее», создание «нового человека», ставка делается на свою расу, класс, партию.

Тоталитарный режим является неустойчивым, т. к. в нем наблюдается отсутствие легитимного механизма преемственности и передачи власти, войны и революции тоже не придают ему стабильности.

Тоталитаризм — это политический режим, в котором осуществляются полный контроль и жесткая регламентация со стороны государства всех сфер жизнедеятельности общества и жизни каждого человека. Это обеспечивается преимущественно силовыми средствами, в том числе и средствами вооруженного насилия. С этой точки зрения тоталитаризм можно рассматривать как определенную форму диктатуры — режима правления одного лица или группы лиц во главе с лидером без какого-либо контроля со стороны управляемых.

Наряду с общностью основополагающих институциональных черт тоталитарные политические системы имеют и существенные особенности, что позволяет выделить несколько их важнейших разновидностей. В зависимости от господствующей идеологии, влияющей на содержание политической деятельности, их обычно подразделяют на коммунизм, фашизм и национал-социализм.

Исторически первой и классической формой тоталитаризма стал коммунизм (социализм) советского типа, начало которому положила военно-коммунистическая система, в общих чертах сформировавшаяся в 1918 г. Коммунистический тоталитаризм в большей степени, чем другие разновидности, выражает основные черты этого строя, поскольку предполагает полное устранение частной собственности и, следовательно, всякой автономии личности, абсолютную власть государства.

И все же характеристика социализма советского типа как тоталитаризма - односторонняя и не раскрывает содержание и цели политики в этом типе общества. Несмотря на преимущественно тоталитарные формы политической организации социалистической системе присущи и гуманные политические цели. Так, например, в СССР резко повысился уровень образования народа, стали доступными для него достижения науки и культуры. Была обеспечена социальная защищенность населения, развивались экономика, космическая и военная промышленность и т. д., резко сократился уровень преступности, к тому же на протяжении десятилетий система почти не прибегала к массовым репрессиям.

Вторая разновидность тоталитарных политических систем фашизм. Впервые он был установлен в Италии в 1922 г. Здесь тоталитарные черты были выражены не в полной мере. Итальянский фашизм тяготел не столько к радикальному строительству нового общества, сколько к возрождению итальянской нации и величия Римской империи, установлению порядка, твердой государственной власти. Фашизм претендует на восстановление или очищение «народной души», обеспечение коллективной идентичности на культурной или этнической почве, ликвидацию массовой преступности. В Италии границы фашистского тоталитаризма устанавливались позицией наиболее влиятельных в государстве кругов: короля, аристократии, офицерского корпуса и церкви. Когда обреченность режима стала очевидной, эти круги смогли сами отстранить Муссолини от власти.

Третья разновидность тоталитаризма — национал-социализм. Как реальный политический и общественный строй он возник в Германии в 1933 г. Национал-социализм имеет родство с фашизмом, хотя очень много заимствует у советского коммунизма и прежде всего революционные и социалистические компоненты, формы организации тоталитарной партии и государства и даже обращение «товарищ». В то же время место класса здесь занимает нация, место классовой ненависти — ненависть национальная и расовая. Если в коммунистических системах агрессивность направлена прежде всего вовнутрь — против собственных граждан (классового врага), то в национал-социализме — вовне, против других народов. Главные различия основных разновидностей тоталитаризма отчетливо выражены в их целях (соответственно: коммунизм, возрождение империи, мировое господство арийской расы) и социальных предпочтениях (рабочий класс, потомки римлян, германская нация).

Любые тоталитарные государства, так или иначе, примыкают к трем основным разновидностям тоталитаризма, хотя внутри каждой из этих групп имеются существенные различия, например, между сталинизмом в СССР и диктаторским режимом Пол-Пота в Кампучии.

 Гражданское общество

Реальная свобода личности становится возможной в обществе подлинной демократии, где не государство, политическая власть господствует над обществом и его членами, а общество имеет безусловное первенство по отношению к государству. Переход к такому обществу — исторически длительный процесс, и он связан с формированием гражданского общества.

Что же такое «гражданское общество?». Каковы его внутренние механизмы, которые позволяют развиваться экономическим, социально-культурным, политическим отношениям в режиме демократизма, уважения человеческой личности, гарантирования ее прав и свобод?

Чтобы ответить на этот вопрос, следует, прежде всего, обратить внимание на тот факт, что между понятием «гражданское общество» и однопорядковым ему понятием «общество» есть не только очевидная взаимосвязь, но и весьма существенные различия. Общество как совокупность отношений между людьми становится гражданским лишь на определенной стадии своего развития — зрелости, при определенных условиях. В этом плане за прилагательным «гражданское», несмотря на некоторую его неопределенность, стоит вполне конкретное и весьма емкое содержание. Категория гражданского общества отражает новое качественное состояние общества, основанное на развитых формах его самоорганизации и саморегуляции, на оптимальном сочетании публичных (государственно-общественных) и частных (индивидуально-личностных) интересов при определяющем значении последних и при безусловном признании в качестве высшей ценности такого общества человека, его прав и свобод. Поэтому гражданскому обществу противостоит не просто «негражданское» общество, т. е. общество, не обладающее качествами гражданского, а общество насилия подавления личности, государственного тотального контроля за общественной и личной жизнью его членов.

Сам термин «гражданское общество» употребляется как в широком, так и в узком значениях. В широком смысле гражданское общество включает всю непосредственно не охватываемую государством, его структурами часть общества, т.е. то, до чего «не доходят руки» государства. Оно возникает и изменяется в ходе естественно-исторического развития как автономная, непосредственно не зависимая от государства сфера. Гражданское общество в широком значении совместимо не только с демократией, но и с авторитаризмом, и лишь тоталитаризм означает его полное, а чаще частичное поглощение политической властью.

Гражданское общество в узком, собственном значении неразрывно связано с правовым государством, они не существуют друг без друга. Гражданское общество представляет собой многообразие не опосредованных государством взаимоотношений свободных и равноправных индивидов в условиях рынка и демократической правовой государственности. Это сфера свободной игры частных интересов и индивидуализма. Гражданское общество — продукт буржуазной эпохи и формируется преимущественно снизу, спонтанно, как результат раскрепощения индивидов, их превращения из подданных государства в свободных граждан собственников, обладающих чувством личного достоинства и готовых взять на себя хозяйственную и политическую ответственность.

Гражданское общество имеет сложную структуру, включает хозяйственные, экономические, семейно-родственные, этнические, религиозные и правовые отношения, мораль, а также не опосредованные государством политические отношения между индивидами как первичными субъектами власти, партиями, группами интересов и т.д. В гражданском обществе в отличие от государственных структур преобладают не вертикальные (подчиненности), а горизонтальные связи — отношения конкуренции и солидарности между юридически свободными и равноправными партнерами.

Исторический процесс формирования гражданского общества характеризует, таким образом, сложный путь восхождения человечества от различных форм угнетения, политического диктата и государственного тоталитаризма к реальному демократизму общественных отношений, к действительной свободе личности. Не случайно уже первые научные концепции гражданского общества, возникшие в XVIII — начале XIX веков, обращали внимание на такие его характеристики, как наличие определенной сферы общественных (прежде всего — имущественных, рыночно-экономических), семейных, нравственно-этических, религиозных отношений, относительно независимых от государства. В этом плане первоначальное понимание гражданского общества строилось, по существу, на противопоставлении сферы публичных и частных интересов: если воплощением первых является государственная организация общества, то вторые должны получать свою реализацию в независимой, автономной по отношению к государству гражданской, т. е. частной сфере жизни людей. Сама по себе постановка вопроса о гражданском обществе как определенной сфере неполитической, частной жизни граждан, независимой от государственной власти, исторически имела, безусловно, прогрессивное значение. Она сыграла важную роль в утверждении нового, буржуазного конституционного строя, основанного на принципах неприкосновенности священной частной собственности, невмешательства государства в сферу свободного предпринимательства, стихии рыночной конкуренции, равно как и в сферу личной, семейной жизни членов гражданского общества. Становление буржуазного общества означало превращение товарных отношений в универсальный способ социальных связей индивидов, когда на смену феодальным сословиям и их государственно-правовым привилегиям пришло формально-юридическое равноправие граждан. «Этим был завершен процесс отделения политической жизни от гражданского общества» (К. Маркс). В результате самостоятельное, независимое от политической власти, существование обрело и гражданское общество.

Понятие «гражданское общество» появилось в Новое время в трудах Т. Гоббса, Дж. Локка, Ш. Монтескье и др.

Концепция гражданского общества в работах этих мыслителей базировалась на идеях естественного права и общественного договора. С точки зрения этих мыслителей, человек как разумное существо стремится к свободе. Он хочет распоряжаться своей личностью, осознавать себя владельцем своих жизненных прав. Общественный договор, объединение людей в общество предполагали как передачу своих прав обществу (государству), так и ограничение самой государственной власти в интересах реализации свободы граждан. Гражданское общество представляет собой результат контракта, соглашения, подразумевающее отношения взаимности, добровольности между государством и гражданином. По Локку, естественное сообщество людей превращается в гражданское общество тогда, «когда какое-либо число людей так объединено в одно общество, что каждый из них отказывается от своей исполнительной власти, присущей ему по закону природы, и передает ее обществу».

Вместе с тем мыслители Нового времени отождествляли с гражданским обществом не всякое государство, а лишь такое, которое выражает интересы граждан. Учет этих интересов, создание условий для их свободной реализации являются непременным условием эффективного развития общества. Акцент на защиту частных интересов был характерен для работ английского экономиста А. Смита. Разработанная А. Смитом «система естественной свободы» доказывала необходимость ликвидации вмешательства государства в частнособственническое предпринимательство, предоставления полной свободы для развития частной инициативы, «неестественности» любого контролирования государством индивидуальной экономической свободы граждан, что создавало необходимые условия для неограниченного развития товарно-денежных рыночных отношений. Тем самым подводился прочный экономический фундамент под классическую модель нарождающегося гражданского общества, основными требованиями которого стали частная собственность, рыночная экономика, экономическая независимость людей.

Особая заслуга в разработке концепции гражданского общества в его взаимозависимости с государством принадлежит Гегелю. На основе систематизации всего наследия французской, англосаксонской и немецкой общественно-политической мысли Гегель пришел к выводу, что гражданское общество представляет собой особую стадию в диалектическом движении от семьи к государству в процессе длительной и сложной исторической трансформации от средневековья к Новому времени. «Гражданское общество, — писал он, — есть дифференциация, которая выступает между семьей и государством, хотя развитие гражданского общества наступает позднее, чем развитие государства».

По Гегелю, социальная жизнь, характерная для гражданского общества, радикально отличается от этического мира семьи публичной жизни государства. Гражданское общество включает рыночную экономику, социальные классы, корпорации, институты, в задачу которых входят обеспечение жизнеспособности общества и реализация гражданского права. Гражданское общество представляет комплекс частных лиц, классов, групп и институтов, взаимодействие которых регулируется гражданским правом и которые как таковые прямо не зависят от самого политического государства.

Таким образом, Гегель пришел к выводу, что есть сфера не только «всеобщих» и политических интересов, но и частных, точнее, частнособственнических интересов. Эту сферу он определил как область «гражданского общества».

Как отмечал Гегель, в отличие от семьи, многочисленные составляющие гражданского общества зачастую несопоставимы, неустойчивы и подвержены серьезным конфликтам. Оно напоминает беспокойное поле боя, где одни частные интересы сталкиваются с другими частными интересами. Причем чрезмерное развитие одних элементов гражданского общества может привести к подавлению других его элементов. Поэтому гражданское общество не может оставаться «гражданским» до тех пор, пока оно не управляется политически под присмотром государства. Лишь верховная публичная власть — конституционное государство может эффективно справиться с его несправедливостями и синтезировать конкретные интересы в универсальное политическое сообщество. С этой позиции Гегель критикует современную ему теорию естественного права за то, что она смешивает гражданское общество и государство.

Особый подход к проблеме гражданского общества прослеживается у К. Маркса. К. Маркс существенно упростил сложную структуру гегелевской модели гражданского общества. Для него гражданское общество представляет собой форму, в которой возникло и функционирует буржуазное государство, основанное на частной собственности. В подобном обществе «ни одно из так называемых прав человека не выходит за пределы эгоистического человека, человека как члена гражданского общества, т. е. как индивида, замкнувшегося в себе, в свой частный интерес и частный произвол и обособившегося от общественного целого».

Действительно, идея гражданского общества возникла и развивалась в связи с возникновением и развитием буржуазных отношений. Она была вызвана потребностью теоретическими средствами «проложить дорогу» для буржуазного общественного строя, немыслимого без свободы человека — товаропроизводителя.

Однако, как показали события XX столетия, идея гражданского общества не только не устарела, но, наоборот, получила еще большую актуальность. Именно в XX веке появилась опасность тотального порабощения личности. Источником этой опасности выступают непомерно разросшаяся власть политико-государственных структур, их экспансионистские притязания, распространяющиеся не только на экономические отношения, но и на все остальные сферы деятельности человека, включая область духовной культуры. Агрессивность этих структур наиболее ярко проявилась в жизни людей тех стран, где господствовали тоталитарные режимы, административно-командный порядок, где существовал и существует авторитарный стиль отношений между носителями власти и рядовыми гражданами. Поэтому в XX столетии разработка концепции гражданского общества проходила преимущественно под знаменем критики тоталитарных режимов, защиты прав и свобод личности. В современных политических теориях идея гражданского общества дополнилась идеей демократии, основанной на политическом плюрализме, общем консенсусе и партнерстве конкурирующих социальных групп. Широкое распространение получила теория плюрализма, согласно которой основная задача современного демократического общества — достижение общегражданского консенсуса путем учета и координации множества интересов различных групп населения, снятие или смягчение противоречий, поиск гражданского согласия, направленные на интегрирование общества.

Для современного понимания гражданского общества недостаточно представление о нем лишь с позиции его противопоставления государственной власти и, соответственно, сфере реализации публичных интересов. Главным в современной, общедемократической концепции гражданского общества должно быть определение собственных качественных характеристик тех реальных общественных отношений, которые в системном единстве могут быть определены как современное гражданское общество.

Гражданское общество — это не просто некое объемное понятие, характеризующее определенную сферу общественных отношений, пределы которых определяются лишь тем, что это «область действия частных интересов» (Гегель). В то же время «гражданское общество» —это и не юридическое, не государственно-правовое понятие. Государство не может, не в состоянии «учредить», «декретировать», «установить» своими законами желательный для него образ гражданского общества.

Гражданское общество — это закономерный этап, высшая форма самореализации индивидов. Оно вызревает по мере экономического, политического развития страны, роста благосостояния, культуры и самосознания народа. Как продукт исторического развития человечества гражданское общество появляется в период ломки жестких рамок сословно-феодального строя, начала формирования правового государства. Обязательным условием возникновения гражданского общества является появление возможности у всех граждан экономической самостоятельности на базе частной собственности. Важнейшей предпосылкой формирования гражданского общества являются ликвидация сословных привилегий и возрастание значения человеческой личности, человека, который превращается из подданного в гражданина с равными юридическими правами со всеми другими гражданами. Политическим фундаментом гражданского общества служит правовое государство, которое обеспечивает права и свободы личности. В этих условиях поведение человека определяется его собственными интересами и на него ложится ответственность за все действия. Такая личность превыше всего ставит собственную свободу, уважая вместе с тем и законные интересы других людей.

Поскольку в руках у государства сосредоточена большая власть, оно может превратиться в огромный живой организм, напоминающий библейское чудовище Левиафан (что-то среднее между бегемотом и морским змеем). Ведь с помощью чиновников, армии, полиции, суда легко подавить интересы социальных групп, классов и целого народа. История установления фашизма в Германии и Италии является ярким примером того, как прожорливый, страшный Левиафан поглощал общество, как происходило огосударствление его сфер, осуществлялся всеобщий (тотальный) контроль над личностью. Эти открытые террористические диктатуры, как вы знаете, превратились в опаснейших противников общественного прогресса.

В этом плане гражданское общество есть объективно сложившийся порядок реальных общественных отношений, который основан на признанных самим обществом требованиях справедливости и меры достигнутой свободы, недопустимости произвола и насилия. Данный порядок складывается на основе внутреннего содержания этих отношений, что превращает их в критерий «справедливости и меры свободы». Тем самым отношения, составляющие гражданское общество, обретают способность нести в себе определенные требования, нормативные модели поведения граждан, должностных лиц, государственных органов и государства в целом в соответствии с идеалами справедливости и свободы.

Это означает, что в отношениях, составляющих гражданское общество, воплощаются идеи права как высшей справедливости, основанной на недопустимости произвола и гарантировании равной для всех членов гражданского общества меры свободы. Это те нормативные (общеобязательные) требования, которые складываются и существуют в гражданском обществе независимо от их государственного признания и закрепления в законах. Но следование им со стороны государства является залогом того, что закон в таком обществе и государстве приобретает правовой характер, т. е. они не только воплощают в себе государственную волю, но эта воля в полной мере соответствует требованиям справедливости и свободы.

Правовой характер гражданского общества, его соответствие высшим требованиям справедливости и свободы является первой важнейшей качественной характеристикой такого общества. Эта особенность гражданского общества воплощается в нормативных требованиях, заложенных в содержании категорий справедливости и свободы. Свобода и справедливость представляют собой в условиях гражданского общества социальный фактор, нормирующий (упорядочивающий) деятельность людей, коллективов и организаций. С другой стороны, сам человек как член гражданского общества обретает свободу в результате своей способности подчиняться нормативным требованиям свободы как познанной необходимости.

Вторая качественная характеристика гражданского общества носит функциональный характер. Она связана с тем, что основой функционирования такого общества является не просто создание определенного поля (пространства) реализации частных интересов, формально юридически независимого от государственной власти, но достижение высокого уровня самоорганизации, саморегуляции общества. Основные функции по налаживанию совместной деятельности членов гражданского общества в отдельных сферах (предпринимательства и других форм экономической деятельности, семейных отношений, личной жизни и т. п.) должны осуществляться в этом случае не с помощью орудий и средств стоящей над обществом государственной власти как «особой публичной власти», а самим обществом на подлинно демократических, самоуправленческих началах, а в сфере рыночной экономики — прежде всего на началах экономической саморегуляции. В этом плане новая функциональная характеристика гражданского общества заключается не в том, что государство «великодушно уступает» определенную сферу частных интересов самому обществу, отдает ему на откуп решение тех или иных проблем. Напротив, само общество, достигая нового уровня своего развития, приобретает способность самостоятельно, без вмешательства государства осуществлять соответствующие функции. И в этой части уже не государство поглощает общество, устанавливая тотальные государственные формы руководства и контроля за развитием соответствующих сфер, а происходит обратный процесс поглощения государства гражданским обществом: возникает (по крайней мере, в этих областях «гражданской жизни») примат гражданского общества над государством.

В соответствии с этим можно выделить и третью качественную особенность гражданского общества, которая характеризует его высшие ценности и главную цель функционирования. В отличие от первоначальных представлений о гражданском обществе, основанных на абсолютизации частных интересов (их главные носители, естественно, частные собственники), современная общедемократическая концепция постиндустриального гражданского общества должна быть основана на признании необходимости обеспечения оптимального, гармоничного сочетания частных и общественных интересов.

Свобода, права человека и его частные интересы должны рассматриваться в этом случае не с позиции эгоистической сущности «экономического человека», для которого свобода есть собственность, а, наоборот, сама собственность во всем многообразии ее форм становится средством утверждения идеалов освобожденной личности. И это должно происходить на основе безусловного признания в качестве высшей ценности гражданского общества человека, его жизни и здоровья, чести и достоинства политически свободной и экономически независимой личности.

В соответствии с этим следует подходить и к определению главной цели функционирования современного гражданского общества. Главная цель заключается в удовлетворении материальных и духовных потребностей человека, в создании условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека. А государство в этом случае (в условиях правового гражданского общества) неизбежно приобретает характер социального государства. Речь идет об обогащении природы государства социальными началами, которые в значительной мере трансформируют его властные функции. Утверждая себя как социальное, государство отказывается от роли «ночного сторожа» и берет на себя ответственность за социокультурное и духовное развитие общества.

С учетом отмеченных качественных характеристик можно определить понятие гражданского общества как основанную на самоорганизации систему социально-экономических и политических отношений, функционирующих в правовом режиме социальной справедливости, свободы, удовлетворения материальных и духовных потребностей человека как высшей ценности гражданского общества.

Современное гражданское общество имеет следующую структуру:

1. Добровольно сформировавшиеся первичные общности людей (семья, кооперация, ассоциация, хозяйственные корпорации, общественные организации, профессиональные, творческие, спортивные, этнические, конфессиональные и другие объединения).

2. Совокупность негосударственных неполитических отношений в обществе: экономических, социальных, семейных, духовных, нравственных, религиозных и других. Это производственная и частная жизнь людей, их обычаи, традиции, нравы.

3. Сфера самопроявления свободных индивидов и их организаций, огражденная законами от прямого вмешательства в нее со стороны государственной власти.

Таким образом, структура гражданского общества развитых стран представляет собой широкую сеть общественных отношений, различных добровольных организаций граждан, их ассоциаций, лоббистских и иных групп, муниципальных коммун, благотворительных фондов, клубов по интересам, творческих, кооперативных объединений, потребительских, спортивных обществ, общественно-политических, религиозных и иных организаций и союзов. Все они выражают самые различные социальные интересы во всех сферах жизни общества.

Из этого вытекает и конкретный анализ основных элементов гражданского общества.

Во-первых, экономическая организация гражданского общества — это общество цивилизованных рыночных отношений. Рынок как своеобразный «компонент» экономической свободы невозможен без развития самостоятельной предпринимательской деятельности, направленной на систематическое получение прибыли.

Второй структурный элемент гражданского общества — его социальная организация. В рыночных условиях она носит весьма сложный характер, что отражает прежде всего различия отдельных социальных групп. Можно выделить три основные группы населения гражданского общества: наемные работники, предприниматели и нетрудоспособные граждане. Обеспечение взвешенного баланса экономических интересов и материальных возможностей этих групп — важное направление социальной политики.

Наемным работникам необходимо создавать экономические, социальные и правовые условия для эффективного труда, справедливой оплаты своего труда, широкого участия в прибылях.

В отношении предпринимателей должны приниматься меры, направленные на гарантирование им свободы всех форм экономической деятельности, на стимулирование их капиталовложений в развитие эффективного, прибыльного производства товаров и услуг. Что же касается нетрудоспособных граждан, то им должна быть обеспечена адресная социальная защита, определены нормы социального обеспечения и обслуживания, которые позволят поддерживать приемлемый уровень их жизни.

Наконец, третий структурный элемент гражданского общества — его общественно-политическая организация. Ее нельзя отождествлять с государственно-политической организацией, с государственным управлением обществом. Напротив, реальный демократизм гражданского общества как основы обеспечения действительной свободы личности становится возможным именно тогда, когда общество, приобретая качества гражданского, правового, вырабатывает свои собственные, негосударственные общественно-политические механизмы саморегуляции и самоорганизации. В соответствии с этим происходит так называемая политическая институционализация гражданского общества, то есть общество самоорганизуется с помощью таких институтов, как политические партии, массовые движения, профессиональные союзы, женские, ветеранские, молодежные, религиозные организации, добровольные общества, творческие союзы, землячества, фонды, ассоциации и другие добровольные объединения граждан, создаваемые на основе общности их политических, профессиональных, культурных и иных интересов. Важной конституционной основой политической институционализации гражданского общества является принцип политического и идеологического плюрализма, многопартийность (ст. 13 Конституции РФ). Гражданскому обществу чужд политический и идеологический монополизм, подавляющий инакомыслие и не допускающий никакой другой идеологии, кроме официальной, государственной, никакой иной партии, кроме правящей — «партии власти». Важным условием обеспечения политического и идеологического плюрализма, а, стало быть, и институционализации гражданского общества является свобода организации и деятельности средств массовой информации (ст. 29 Конституции РФ).

Это, однако, не означает тождества свободы личности «и правового положения гражданина. Свобода, как уже отмечалось, обладает таким свойством, как нормативность. Из этого следует, с одной стороны, что человек обретает свободу в результате своей способности подчиняться ее нормативным требованиям (общеобязательным правилам поведения). С другой стороны, это означает, что внешней формой бытия свободы личности являются социальные нормы, определяющие меру, допустимые границы свободы. И только в наиболее важных, имеющих повышенную значимость для общества или для самого человека областях меру свободы определяет, нормирует само государство. Это делается при помощи правовых норм, законов. Законы, если они носят правовой характер, являются в этом плане, по словам Маркса, «библией свободы». Главным же юридическим средством закрепления, признания со стороны государства достигнутой свободы личности является конституция.

При этом сами права и свободы, в том числе конституционные, с одной стороны, определяются уровнем развития гражданского общества, зрелостью его экономической, социальной, общественно-политической организации; ведь гражданское общество — социальная среда, где реализуется большинство прав и свобод человека и гражданина. С другой стороны, от полноты прав и свобод человека и гражданина, степени их гарантированности, последовательности реализации во многом зависит развитие, углубление важнейших характеристик гражданского общества как правового, демократического общества, как общества подлинной свободы и социальной справедливости. Права человека и гражданина являются в этом плане инструментом саморазвития гражданского общества, его самоорганизации. Эта двуединая взаимосвязь находит свое закрепление и на государственно-правовом, юридическом уровне, когда Конституция и другие законы устанавливают ответственность не только гражданина перед государством, но и государства перед личностью.

Основная функция гражданского общества — наиболее полное удовлетворение материальных, социальных и духовных потребностей его членов. Разнообразные экономические, этнические, региональные, профессиональные, религиозные объединения граждан призваны содействовать всесторонней реализации индивидом его интересов, устремлений, целей и т. д.

В рамках выполнения этой основной функции гражданское общество выполняет ряд важных социальных функций:

1. На основе законности оно обеспечивает защиту частных сфер жизни человека и гражданина от необоснованной жесткой регламентации государства и других политических структур.

2. На базе ассоциаций гражданского общества создаются и развиваются механизмы общественного самоуправления.

3. Гражданское общество является одним из важнейших и мощных рычагов в системе «сдержек и противовесов», стремления политической власти к абсолютному господству. Оно защищает граждан и их объединения от незаконного вмешательства в их деятельность государственной власти и тем самым способствует формированию и упрочению демократических органов государства, всей его политической системы. Для выполнения этой функции у него есть немало средств: активное участие в избирательных кампаниях и референдумах, акциях протестов или поддержки тех или иных требований, большие возможности в формировании общественного мнения, в частности, с помощью независимых средств массовой информации и коммуникаций.

4. Институты и организации гражданского общества призваны обеспечивать реальные гарантии прав и побед человека, равный доступ к участию в государственных и общественных делах.

5. Гражданское общество выполняет также функцию социального контроля по отношению к своим членам. Оно независимо от государства располагает средствами и санкциями, с помощью которых может заставить индивиды соблюдать общественные нормы, обеспечить социализацию и воспитание граждан.

6. Гражданское общество выполняет также коммуникационную функцию. В демократическом обществе проявляется многообразие интересов. Широчайший спектр этих интересов является результатом тех свобод, которыми располагает гражданин в условиях демократии. Демократическое государство призвано максимально удовлетворять интересы и потребности своих граждан. Однако в условиях экономического плюрализма эти интересы столь многочисленны, столь разнообразны и дифференцированны, что государственная власть практически не имеет каналов информации обо всех этих интересах. Задача институтов и организаций гражданского общества информировать государство о конкретных интересах граждан, удовлетворение которых возможно лишь силами государства.

7. Гражданское общество выполняет стабилизирующую функцию своими институтами и организациями. Оно создает прочные структуры, на которых держится вся общественная жизнь. В сложные исторические периоды (войны, кризисы, депрессии), когда государство начинает шататься, оно «подставляет свое плечо» — прочные структуры гражданского общества.

Одной из функций гражданского общества является также обеспечение некоторого минимального уровня необходимых средств к существованию всем членам общества, особенно тем, кто сам не может этого добиться (инвалиды, престарелые, больные и т. п.).

Концепции и характеристики правового государства

Правовое государство — это такая форма организации и деятельности государственной власти, которая строится во взаимоотношениях с индивидами и их различными объединениями на основе норм права.

Правовое государство как определенная теоретическая концепция и соответствующая практика имеет долгую и поучительную историю. Сам термин «правовое государство»  прочно утвердился в немецкой юридической литературе в первой трети XIX века.  В дальнейшем получил широкое распространение, в том числе и в России, где среди видных сторонников теории правового государства были Б.Н. Чичерин, Б.А. Кистяковский, П.И. Новгородцев и др.

Но различные теоретические концепции, выражавшие идею, смысл и понятие правовой государственности, сформировались гораздо раньше — в общем русле возникновения исторически прогрессивных направлений политической и правовой мысли, становления и развития нового (антифеодального) юридического мировоззрения, утверждения идей гуманизма, принципов равенства и свободы всех людей, поисков различных государственно-правовых средств, направленных против узурпации публичной политической власти.

При всей своей новизне эти идеи и концепции правового государства, разработанные прогрессивными раннебуржуазными идеологами Г. Гроцием, Б. Спинозой, Дж. Локком, Ш. Л. Монтескье, Т. Джефферсоном и др., опирались на опыт прошлого, на достижения предшествующей социальной, политической и правой теории и практики, на исторически сложившиеся и апробированные общечеловеческие ценности и гуманистические традиции. Значительное влияние на формирование теоретических представлений, а затем и практики правового государства оказали политико-правовые идеи и институты Древней Греции и Рима, античный опыт демократии, республиканизма и правопорядка.

Уже в древности начинаются поиски принципов, форм и конструкций для установления надлежащих взаимосвязей, взаимозависимостей и согласованного взаимодействия права и власти. В процессе углубившихся представлений о праве и государстве довольно рано сформировалась идея о разумности и справедливости такой политической формы общественной жизни людей, при которой право благодаря признанию и поддержке публичной власти становится властной силой (т. е. общеобязательным законом), а публично-властная сила (с ее возможностями насилия), признающая право, упорядоченная и, следовательно, ограниченная и оправданная им одновременно, — справедливой (т. е. соответствующей праву) государственной властью.

Символическим выражением подобных представлений стал образ богини правосудия — Фемиды — с повязкой на глазах, с мечом и весами правосудия, олицетворяющей единение силы и права. Охраняемый богиней правопорядок в равной мере обязателен для всех. По представлениям древних этот образ правосудия (остающийся и сегодня наиболее подходящим символом для правовой государственности) выражает смысл и идею не только справедливого суда как специального органа, но и идею справедливого государства вообще. Почтением именно к справедливому и разумному закону продиктован бессмертный афоризм Гераклита: «Народ должен сражаться за закон, как за свои стены».

Целый ряд положений, значимых для последующих представлений о правовом государстве, был разработан античными авторами, в их числе: Солон, Сократ, Аристотель, Платон, Полибий, Цицерон, Демокрит и др.

Концепцию правления разумных законов обосновывал Аристотель, «отец» античной политической науки. Причем он не только обосновал идею господства права и правовой законности в политической жизни, но и занимался исследованием системы, структуры и механизма государственной власти.

Так, Аристотель отмечал, что во всяком государственном строе имеется «три элемента»:

 первый — законосовещательный орган о делах государства,

 второй — магистратуры,

 третий — судебные органы».

Государственная власть, признающая право и ограниченная им, считается справедливой государственностью. Аристотель говорил, что там, где отсутствует власть закона, нет места любой форме государственного строя.

Заметный шаг в направлении к теории правового государства был сделан в политико-правовом учении Цицерона. Во-первых, он под правом стал понимать естественное право, во-вторых, государство является правовым не в силу соблюдения им своих же законов и иных внешних обязательств, а потому, что государство по своему источнику и сути — это право, естественное право народа, и упорядоченное. В-третьих, Цицерон формулировал важный правовой принцип: «Под действие закона должны подпадать все».

Идеи и конструкции античных классиков были в центре внимания мыслителей средневековья и Нового времени и оказали заметное влияние на становление и развитие исторически прогрессивных учений о разделении властей, конституционализме и парламентаризме. Центральное место в них занимают проблемы правовой организации государственной жизни, исключающей монополизацию власти в руках одного лица или властного органа, утверждающей равенство всех перед законом, обеспечивающей индивидуальную свободу посредством права.

В период ранних буржуазных революций в разработку концепции правовой государственности значительный вклад внесли прогрессивные мыслители Г. Греций, Б. Спиноза, Т. Гоббс, Ш. Монтескье, Кант, Гегель и др.

Так, Греций считал, что цель любого государства является защита естественных прав человека, его частной собственности. Источником любой формы государства является общественный договор. Спиноза же считал, что именно демократическое государство, которое связано с законами, обеспечивает права и свободы граждан.

Особое место в разработке идей правовой государственности занимает английский философ XVII в. Д. Локк. В его трактовке идея господства права предстает в виде государства, в котором верховенствует закон, соответствующий естественному праву и признающий права и свободы индивида, и осуществляет разделение властей. Такое государство с господством права он противопоставляет деспотизму. К Локку восходят и многие положения классической либеральной доктрины прав и свобод человека в условиях правовой государственности. Именно обоснованный Локком принцип индивидуальной свободы выражается в актуальной (особенно для современного российского общества) формуле: «разрешено все, что не запрещено законом».

Новые представления о разделении властей получили систематическую разработку в творчестве французского юриста Ш. Л. Монтескье. Различая в каждом государстве три рода власти — законодательную, исполнительную и судебную, он отмечает, что для предотвращения злоупотребления властью необходим такой порядок вещей, при котором различные власти могли бы взаимно сдерживать друг друга. Разделение и взаимное сдерживание властей являются, согласно Монтескье, главным условием для обеспечения политической свободы в ее отношениях к государственному устройству. При этом подчеркивает, что политическая свобода состоит не в том, чтобы делать то, что хочется. Идея политической свободы в правовом государстве связана у него с идеей гражданской свободы, которая заключается в безопасности граждан государства. Для предотвращения злоупотреблений властью необходимо строгое соблюдение законов всеми.

Учения Локка и Монтескье о разделении властей и обеспечении прав и свобод граждан оказали заметное влияние не только на последующие теоретические представления о правовой государственности, но и на раннебуржуазное конституционное законодательство и государственно-правовую практику. Это влияние отчетливо проявилось, например, в Конституции США 1787 г., во Французской Декларации прав человека и гражданина 1789 г., в целом ряде других правовых актов.

С философским обоснованием теории правового государства выступил И. Кант. Он определял государство как объединение множества людей, подчиненных правовым законам. Благо государства, по Канту, состоит в высшей степени согласованности государственного устройства с правовыми принципами, и стремиться к такой согласованности обязывает разум. Кант представлял правовое государство как республику с разделением властей (законодательной, исполнительной, судебной), в которой действует всеобщий правовой закон. Применительно к законодателю Кант формулирует ограничительный принцип его деятельности: то, что народ не может решить относительно себя, того и законодательство не может решить относительно народа.

Если у Канта правовое государство выступает как идеально-теоретическая модель, к которой следует стремиться, то у Гегеля правовые законы и правовое государство — действительность свободы. Гегель подчиняет права индивидов и общества государству не как аппарату насилия, а как более высокому праву — всей системе права. А «система права есть царство реализованной свободы».  В диалектической иерархии прав государство как наиболее конкретное право стоит на вершине правовой пирамиды, и именно с этим связано восхваление государства Гегелем. Но важно отметить, что он восхваляет и обожествляет именно правовое государство. Государство, по Гегелю, это наиболее совершенная организация общественной жизни, в которой все строится на правовой основе, представляющей царство реализованной свободы. Именно в государстве и через государство реализуются высшие нравственные ценности человека, поэтому оно является «действительностью нравственной идеи». Гражданское общество через посредство правовых учреждений обеспечивает интересы частных лиц и охраняет их собственность, поддерживает определенный общественный порядок. В государстве всецело сливаются личная свобода и внешний порядок, в нем достигает своей наивысшей формы единство правового содержания и морального убеждения.

Ценность гегелевских воззрений на государство состоит в том, что принудительная, насильственная функция в нем играет не столь важную роль. Главное — это четкая социальная и правовая направленность государственной деятельности, ее глубокое нравственное содержание, разумность и полезность для общества и индивида. А надлежащее разделение властей в государстве является «гарантией публичной свободы».

В целом вся гегелевская концепция правового государства прямо и однозначно направлена против произвола, бесправия и всех форм применения силы со стороны государственных властей, политических объединений и частных лиц.

Идеи правового государства нашли широкое отражение и в русской политико-правовой мысли. Они излагались в трудах Д.И. Писарева, А.И. Герцена, Н.Г. Чернышевского, А.И. Радищева и др. Теоретическую завершенность русская концепция правового государства получила в произведениях видных правоведов и философов конца XIX — начала XX вв.: Н.М. Коркунова, С.А. Котляревского, П.И. Новгородцева, В.М. Гессена, Г.Ф. Шершеневича, Б.Н. Чичерина, Н.А. Бердяева и других.

Так, Шершеневич отмечает, что для формирования правового государства необходимо определить полномочия власти, чтобы не допустить произвола и нарушения основных прав человека, провозглашает идею господства права в управлении. Он выдвигает различные гарантии правового порядка против произвола государственной власти, такие как:

а) неотъемлемые права личности;

б) принцип разделения властей;

в) правовое самоограничение власти;

г) подчиненность государства стоящему над ним праву.

Гессен определяет правовое государство, опираясь на фундаментальные воззрения западной политико-правовой мысли, как государство, стоящее под правом, а не над ним или вне. Гессен отстаивает свободу законодательной деятельности в том смысле, что государство не связано обычным и законодательным правом, так как нет «вечных» обычаев и законов, т. е. законы должны соответствовать уровню зрелости общества, отражать изменяющиеся экономические, социальные, культурные и другие условия общественной жизни, отвечать объективным потребностям ее развития.

Котляровский придерживается кантовской теории взаимосвязанности и обоюдной ответственности государства и личности друг перед другом, гарантией которых является разделение властей. Прежде всего реальность ответственности в правовом государстве обеспечивает деятельность судебной власти.

Как уже было сказано, идея правового государства имеет давнюю традицию, и сегодня правовое государство понимается как наиболее развитая, надежная и адекватная форма сочетания государственных и юридических гарантий реальности прав и свобод индивидов, организаций.

Экономической основой правового государства являются производственные отношения, базирующиеся на многоукладности, на различных формах собственности (государственной, коллективной, арендной, кооперативной, частной и других) как равноправных и в одинаковой мере защищенных юридически. В правовом государстве собственность принадлежит непосредственно производителям и потребителям материальных благ; индивидуальный производитель выступает как собственник продуктов своего личного труда. Правовое начало государственности реализуется только при наличии самостоятельности и свободы собственности, которые экономически обеспечивают господство права, равенства участников производственных отношений, постоянный рост благосостояния общества и его саморазвитие.

Социальную основу правового государства составляет саморегулирующееся гражданское общество, которое объединяет свободных граждан — носителей общественного прогресса. В центре внимания такого государства находится человек и его интересы. Через систему социальных институтов, общественных связей создаются необходимые условия для реализации каждым гражданином своих творческих, трудовых возможностей, обеспечивается плюрализм мнений, личные права и свободы. Переход от тоталитарных методов управления к правовой государственности связан с резкой переориентацией социальной деятельности государства. Прочная социальная основа государства предопределяет стабильность его правовых устоев.

Нравственную основу правового государства образуют общечеловеческие принципы гуманизма и справедливости, равенства и свободы личности. Конкретно это выражается в демократических методах государственного управления, справедливости и правосудия, в приоритете прав и свобод личности во взаимоотношениях с государством, защите прав меньшинства, терпимости к различным религиозным мировоззрениям.

Правовое государство — это суверенное государство, которое концентрирует в себе суверенитет народа, наций и народностей, населяющих страну. Осуществляя верховенство, всеобщность, полноту и исключительность власти, такое государство обеспечивает свободу общественных отношений, основанных на началах справедливости, для всех без исключения граждан. Принуждение в правовом государстве осуществляется на основе права, ограниченно правом и исключает произвол и беззаконие. Государство применяет силу в правовых рамках и только в тех случаях, когда нарушается его суверенитет, интересы его граждан. Оно ограничивает свободу отдельного человека, если его поведение угрожает свободе других людей.

Можно выделить основные характеристики правового государства:

1. Господство (верховенство) права. Устанавливая правовые нормы, государство обязано соблюдать эти нормы, поддерживать правопорядок. Нормы права обязательны для государственных органов в той же мере, как и для граждан.

Государственная власть действует лишь в границах, установленных законом, государственные органы обязаны без каких-либо исключений подчиняться действующим правовым нормам, взаимоотношения с индивидами, объединениями строятся на основе норм права. При этом право играет приоритетную роль лишь в том случае, если оно выступает мерой свободы всех и каждого, если действующие законы реально служат интересам народа и государства, а их реализация является воплощением справедливости.

2. Правовое государство характеризуется не только связанностью правом, но и верховенством закона.

Верховенство закона означает, что законы обладают высшей юридической силой в системе правовых норм, действующих в государстве. Различные правовые акты, издаваемые органами власти, должны соответствовать законам, не противоречить им. Законы регулируют наиболее важные, стержневые стороны общественной жизни. Они определяют меру свободы в жизненно важных сферах, охраняют нравственные ценности общества.

Важно отметить, что в то же время правовой закон не допускает своеволия законодателя. В законах должны выражаться объективно складывающиеся общественные отношения, тенденции их развития и самообновления. Различного рода законодательные ограничения и запреты субъективного характера подрывают основы правового государства, сдерживают общественный прогресс.

Основной закон правового государства — конституция. В ней сформулированы правовые принципы государственной и общественной жизни. Конституция представляет собой общую правовую модель общества, которой должно соответствовать все текущее законодательство. Никакой другой правовой акт государства не может противоречить конституции. Приоритет конституции — неотъемлемая черта правового государства. Поэтому правовое государство — это конституционное государство.

Верховенство закона, и прежде всего конституции, создает прочный режим правовой законности, стабильность справедливого правового порядка в обществе.

3. В основе организации и деятельности правового государства лежит принцип разделения властей: законодательной, исполнительной, судебной. Все ветви (отрасли) власти должны быть разграничены, разделены, обособлены, чтобы не допустить соединение властей в одном органе. С помощью разделения властей государство организуется и функционирует в правовом режиме: государственные органы действуют в рамках своей компетенции, не подменяя друг друга; устанавливается взаимный контроль, сбалансированность, равновесие во взаимоотношениях государственных органов, осуществляющих законодательную, исполнительную и судебную власть. Каждая из этих властей занимает свое место в общей системе государственной власти и выполняет свойственные только ей задачи и функции. Равновесие властей поддерживается специальными организационно-правовыми мерами, которые обеспечивают не только взаимодействие, но и взаимоограничение полномочий в установленных пределах. В то же время они гарантируют независимость одной власти от другой в пределах тех же полномочий.

Законодательная власть обладает верховенством, поскольку она устанавливает правовые начала государственной и общественной жизни. Верховенство законодательной власти не носит абсолютного характера. Пределы ее действия ограничены принципами права, естественными правами человека, идеями свободы и справедливости.

Исполнительная власть в лице своих органов занимается непосредственной реализацией правовых норм, принятых законодателем. Ее деятельность должна быть основана на законе, осуществляться в рамках закона. В правовом государстве каждый гражданин может обжаловать любые незаконные действия исполнительных органов и должностных лиц в судебном порядке.

Судебная власть призвана охранять право, правовые устои государственной и общественной жизни от любых нарушений, кто бы их ни совершал. Правосудие в правовом государстве осуществляется только судебными органами.

4. Важнейшее условие функционирования правового государства — независимый суд. Господство права предполагает, что суд должен играть роль, независимую от какого-либо влияния, от каких-либо государственных и общественных структур. Суд выступает сдерживающим фактором, предупреждающим нарушение правовых установлений со стороны законодательных и исполнительных органов. В известной работе «В защиту права» Б.А. Кистяковский писал:

«Суд есть то учреждение, в котором прежде всего констатируется и устанавливается право. У всех народов раньше, чем развилось определение правовых норм путем законодательства, эти нормы отыскивались, а иногда и творились путем судебных решений. Стороны, вынося спорные вопросы на решение суда, отстаивали свои личные интересы, но каждая доказывала «свое право», ссылаясь на то, что на ее стороне объективная правовая норма. Судья в своем решении давал авторитетное определение того, в чем заключается действующая правовая норма, причем опирался на общественное правосознание. Высоко держать знамя права и вводить в жизнь новое право судья мог только тогда, когда ему помогало живое и активное правосознание народа. Впоследствии эта созидающая право деятельность суда и судьи была отчасти заслонена правотворческой законодательной деятельностью государства. Введение конституционных форм государственного устройства привело к тому, что в лице народного представительства был создан законодательный орган государства, призванный непосредственно выражать народное правосознание. Но даже законодательная деятельность народного представительства не может устранить значение суда для осуществления господства и права в государстве. В современном конституционном государстве суд есть прежде всего хранитель действующего права; он обеспечивает его устойчивость и постоянство; но затем, применяя право, он продолжает быть отчасти и созидателем нового права».

Эффективные формы контроля и надзора за осуществлением закона. Конкретное осуществление этого принципа возлагается государством и обществом на органы суда, прокуратуры, арбитраж, налоговые службы, правозащитные организации. Для эффективности контроля необходимо создание условий для сравнения, что должно быть в соответствии с правом, законом и что есть в действительности. Это достигается с помощью осведомления граждан о применении закона в реальной действительности, о положении государственных дел. Общественное мнение играет большую роль в контроле за правомерностью действий властных структур в правовом государстве.

5. Одна из важнейших задач государственной власти в условиях правового государства — это соблюдение и охрана прав и свобод человека: право на жизнь, право на свободу, неприкосновенность и безопасность личности и жилища и др. При этом важно, что правовое государство, утверждая верховенство закона, устанавливает равенство граждан, должностных лиц перед законом и судом. Речь идет о юридическом равенстве (равноправии). Существует реальность прав личности, создание условий для ее свободного развития (разрешено все, что не запрещено законом.).

Правовой характер свободы индивида проявляется в различных сферах общественной жизни. В современном демократическом государстве объективное право свободы воплощается в субъективных правах личности, разнообразных по своему конкретному содержанию. Но главное в них — это права индивида на положительные действия государства в его интересах: право на неприкосновенность личности, право на образование, социальное обеспечение, судебную защиту, свободное передвижение в пределах государственной территории и т.д.  Степень развитости и гарантированности свобод личности обусловливается зрелостью правовых начал государственности, объективными социально-историческими, экономическими и духовными предпосылками.

Взаимная ответственность и доверие государства и личности. Существуют определенные нравственные отношения между государством, обществом и личностью. Государственная власть, общество, определенные граждане должны соблюдать определенные правила поведения, подчиненные понятию общественной пользы. В правовом государстве должны существовать обратная связь между властью и обществом, взаимная ответственность в своих действиях. Сила всякой верховной власти заключается в тесной связи с народом. Потеряв доверие народа, верховная власть утрачивает свою силу и легитимность.

6. Современное правовое государство — это демократическое государство, социальное, светское государство, в котором обеспечиваются политические права и свободы, участие народа в осуществлении законодательной власти (непосредственно и через представителей), граждане имеют право на социальную поддержку со стороны государства, провозглашается свобода вероисповедания и совести, отделения церкви от государства. Все это предполагает высокий уровень правовой и политической культуры, развитое гражданское сознание в обществе. В правовом государстве обеспечивается возможность в рамках закона отстаивать и пропагандировать индивидуальные и групповые взгляды и убеждения, что находит свое выражение, в частности, в формировании и функционировании политических партий, общественных объединений, в политическом плюрализме, свободе прессы и т. п.

Правовому государству присущи и такие черты, которые вытекают из указанных принципов:

1) исключение диктатуры, от кого бы она ни исходила, защита любого человека от произвола со стороны чиновников, самого государства;

2) участие граждан в государственных делах, гарантия каждому человеку возможности для всестороннего развития;

3) независимость суда и его особая роль в решении всех спорных вопросов. Любые органы власти, каждый чиновник или гражданин признают себя подконтрольными суду;

4) добровольное самоограничение граждан в своих правах и свободах в пользу закона.

Можно дать следующее определение правового государства: «Правовое государство — это такое демократическое государство, в котором обеспечивается господство права, верховенство закона, равенство всех перед законом и независимым судом, где признаются и гарантируются права и свободы человека, а в основу организации власти положен принцип разделения властей».

Правовое государство выполняет определенные функции:

1) Экономическая функция сводится к определенному регулированию со стороны государства рыночных отношений, поддержке многоукладности экономики и частного предпринимательства, а также аграрного сектора экономики. Государственное регулирование производится, в основном, экономическими методами. К ним можно отнести налоговые льготы производителям, их защита от недобросовестной конкуренции со стороны иностранных компаний; предоставление необходимых кредитов и субсидий сельскому хозяйству в целях обеспечения продовольственной безопасности государства; сохранение за государством основных рычагов внешней торговли в качестве одного из основных источников пополнения бюджета страны и т. д. Государство обязано также всемерно укреплять национальную денежную систему, не допуская валютных спекуляций, финансовых пирамид и, как следствие этого, обнищания народа.

 2) В правоохранительную функцию правового государства входят гарантированная охрана свободы и прав личности, поддержание общественного порядка, наблюдение за строгим соблюдением закона не только гражданами, но и властными органами. Правоохранительные структуры должны осуществлять свою деятельность в установленных законом пределах своих полномочий. Правозащитные организации должны получать от государства определенные полномочия и реально влиять на правоохранительную практику в плане исправления ее ошибок и недостатков.

3) Социальная функция правового государства заключается в обеспечении социальных потребностей граждан. Это прежде всего охрана жизни и здоровья человека. Система здравоохранения должна находиться под контролем государства и гарантировать качественную и доступную медицинскую помощь каждому человеку. Государство не должно допускать снижения жизненного уровня населения, постоянно оказывать помощь малообеспеченным, безработным, молодежи, престарелым, обеспечивая им достойное существование. Система образования должна быть доступной и всеобъемлющей. Поддержка государственного сектора образования, прежде всего материальная, должна быть приоритетной в политике правового государства. Государство должно гарантировать равноправие различных социальных слоев, классов, групп населения страны, справедливость и партнерство в отношениях между ними.

4) Политическая функция правового государства обеспечивает всем гражданам равный доступ к участию в государственных и общественных делах, гарантирует их политические права, в том числе участие в свободных, равных, справедливых выборах всех уровней власти. Государство поддерживает многопартийную политическую систему, принцип разделения властей, опирается на реальное местное самоуправление.

5) В духовной сфере государство поддерживает принцип свободного самоопределения гражданина в его мировоззрении, идейных и религиозных позициях, допускает плюрализм мнений, критическое отношение к действительности. В то же время во избежание социальных потрясений государство не должно допускать национального или расового неравенства, пропаганду и реализацию экстремистских, сепаратистских идеологий, религиозного и националистического фанатизма.

Утверждение правового государства явилось важным этапом в расширении свободы индивида и общества. Его создатели полагали, что обеспечение каждому негативной свободы (свободы от ограничений) и поощрение конкуренции пойдут на пользу всем, сделают частную собственность доступной для каждого, максимизируют индивидуальную ответственность и инициативу и приведут, в конечном счете, к всеобщему благополучию. Однако этого не произошло. Провозглашенные в правовых государствах индивидуальная свобода, равноправие и невмешательство государства в дела гражданского общества не препятствовали монополизации экономики и ее периодическим кризисам, жестокой эксплуатации, обострению социального неравенства и классовой борьбе. Глубокое фактическое неравенство обесценивало равноправие граждан, превращало использование конституционных прав в привилегию имущих классов.

Конструктивным ответом на несовершенство правового государства в его классическом либеральном варианте, а также на неудавшуюся попытку административного социализма обеспечить каждому материальную свободу и установить в обществе социальную справедливость и равенство явились теория и практика социального государства или государства всеобщего благоденствия.

Идея социального государства была выдвинута немецким ученым Лоренцем фон Штайном во второй половине XIX века. Он писал, что социальное государство «обязано способствовать экономическому и общественному прогрессу всех своих граждан, ибо, в конечном счете, развитие одного выступает условием развития другого, и именно в этом смысле говорится о социальном государстве». В 1930 г. немецкий ученый Герман Геллер ввел понятие «социальное правовое государство».

Историческая практика формирования правового социального государства в развитых западных странах (США, Германии, Англии, скандинавских странах и др.) позволяет сделать некоторые выводы об условиях, необходимых для формирования социального государства.

Во-первых, социальное государство зарождается и формируется не спонтанно, а на основе целенаправленной политики.

Во-вторых, необходимыми предпосылками становления социального государства в любой стране выступают правовое, преимущественно конституционное, закрепление частной собственности, принципов смешанной экономики рыночного типа, социальной и политической свободы и демократии в форме правового государства, наличие развитой системы гражданского, трудового, экономического и другого законодательства.

В-третьих, так как сущность правового государства выражается в обеспечении всеобщего блага и блага отдельного человека, то это обусловливает общие принципы устройства и деятельности такого государства, а именно: открытость государственной власти, ее демократизм и либерализм, приверженность гражданскому миру и социальному согласию, социальной справедливости и солидаризму, предоставление всем равных возможностей, широкая социальная защита населения.

Социальное государство — это государство, стремящееся к обеспечению каждому гражданину достойных условий существования, социальной защищенности, соучастия в управлении производством, а в идеале примерно одинаковых жизненных шансов, возможностей для самореализации личности в обществе. Деятельность такого государства направлена на всеобщее благо, утверждение в обществе социальной справедливости. Оно сглаживает имущественное и иное социальное неравенство, помогает слабым и обездоленным, заботится о предоставлении каждому работы или иного источника существования, о сохранении мира в обществе, формировании благоприятной для человека жизненной среды.

Деятельность современного социального государства многогранна. Это перераспределение национального дохода в пользу менее обеспеченных слоев населения, политика занятости и охраны прав работника на предприятии, социальное страхование, поддержка семьи и материнства, забота о безработных, престарелых, молодежи, развитие доступного для всех образования, здравоохранения, культуры и т.д.

В западной политологии выделяют три основных типа социального государства: консервативный, либеральный, социал-демократический. Разграничение этих типов осуществляется на основе следующих индикаторов:

1. Масштабность зашиты от стихийных рыночных сил и недостаточного точного (низкого) уровня доходов населения.

2. Масштабность социальных прав и социальной поддержки наиболее уязвимых и бедных социальных групп населения.

3. Удельный вес частных (негосударственных) ассигнований (расходов), направленных на страхование, пенсионное обеспечение, медицинскую страховку и иные социальные нужды населения и соотношение этой доли с официальными выплатами из бюджета.

4. Масштабы индивидуального или коллективного финансирования социальных программ и нужд, включая индивидуальные и коллективные вклады людей в социальном государстве.

5. Масштабы, в которых система социального обеспечения дифференцирована и организована по различным профессиональным группам и группам социального риска, включая социальные риски, связанные с безработицей, старостью, болезнями и др.

6. Емкость фондов перераспределения социальной политики, складывающихся из налоговых поступлений и поступлений в фонды социального страхования от предпринимателей и предприятий.

7. Масштабы гарантий и обеспечения полной занятости населения.

Перечисленные индикаторы позволяют классифицировать разные типы социального государства, а также увидеть вполне осязаемые и эмпирически измеряемые отличия либерального, консервативного и социал-демократического типов социального государства друг от друга.

 Становление социального государства — длительный процесс, очень сложный и противоречивый. Удерживать его в определенных правовых границах, не ущемляя свободы одних и не снимая ответственности за свою судьбу других, помогают уже сформировавшиеся в западных государствах и вошедшие в реальную практику принципы правового государства. Именно на их основе возможна дальнейшая гуманизация государства и общества.

Важно подчеркнуть, что при необеспеченности социальной стороны жизнедеятельности людей, достойного уровня их жизни формируется вся структура прав и свобод человека: снижается политическая активность, возрастает политическая апатия и неверие в государство, индивиду становятся далеко не всегда доступны юридические гарантии прав и свобод (например, право на защиту). Вот почему как бы ни сложна была роль социального государства в современном обществе, однако, без нее вообще невозможно осуществление не только экономических, социальных и культурных прав, но и прав «первого поколения» — политических и гражданских. Иначе говоря, социальное государство оказывает самое непосредственное воздействие на осуществление всего единого комплекса прав и свобод человека.

Особенности становления гражданского общества в России

Отмена крепостного права в 1861 г. положила начало становлению гражданского общества в России. С ликвидацией крепостной зависимости была создана первая предпосылка гражданского общества. Все жители России обрели личную свободу. Развитие капитализма в конце XIX — начале XX в. создавало среду частных интересов, появились первые биржи, объединения промышленников. Однако государство в лице монарха не хотело уходить из сферы частных, гражданских интересов. Половинчатые политические реформы начала XX в. так и не привели к превращению самодержавия в конституционную монархию.

Смена власти, произошедшая в 1917 г., не только не ускорила процесс формирования гражданского общества, а напротив, повернула его вспять. Была ликвидирована частная собственность — основа экономической самостоятельности граждан, общественные организации были включены в вертикаль государственной власти. В стране сложился тоталитарный режим, в котором не было места для гражданского общества.

Возрождение традиций гражданского общества началось только в конце 1980-х годов. Ослабление власти советской партийно-государственной номенклатуры вызвало небывалую социальную и экономическую активность масс: появились кооперативы, первые индивидуальные предприятия, объединения по интересам. Люди демонстрировали готовность создавать неполитические объединения. Однако для становления полноценного гражданского общества начавшемуся процессу гражданской самоорганизации необходимы были ряд условий.

Во-первых, надо было осуществить разгосударствление собственности, так как экономическая самостоятельность и экономическая самоорганизация возможны только на основе частной собственности. Программа приватизации, к реализации которой приступили в 1992 г., должна была способствовать созданию экономической основы гражданского общества — установлению частной собственности. Можно по-разному оценивать ход приватизации, ее итоги, но неоспоримо главное — в настоящее время в нашей стране существуют различные виды собственности на средства производства, граждане получили реальные права и возможности заниматься самостоятельно, без контроля и опеки государственных органов, экономической деятельностью.

Во-вторых, надо было, чтобы в стране сложился средний класс как многочисленная социальная группа. Средний класс отличают следующие черты:

а) хорошая обеспеченность, стабильный уровень доходов, достаточный для удовлетворения материальных и культурных потребностей семьи;

б) высокая образованность и квалификация, позволяющие заниматься престижными и хорошо оплачиваемыми видами деятельности, иметь определенный культурный кругозор;

в) своего рода политический «консерватизм», базирующийся на удовлетворенности своим социальным положением и заключающийся в осознанном неприятии политического радикализма и стремлении поддержать сложившийся в обществе институциональный и ценностно-нормативный порядок. Исторический опыт многих стран показывает, что только средний класс может быть главной опорой гражданского общества, так как люди, живущие в достатке, в меньшей степени зависят от государства и мало ориентированы на его прямую помощь и поддержку. Накопившиеся проблемы экономического и социального развития мешают быстрому становлению среднего класса в нашей стране. Значительная часть населения в настоящее время решает проблемы элементарного выживания, что мешает проявлению инициативы, творчества, принятию самостоятельных решений.

В-третьих, необходимо становление культуры гражданской ответственности и гражданской инициативы. В российском обществе уже наметились определенные изменения в этом направлении, в сознании россиян укореняются ценности либерализма, демократии и правового государства. Однако это только первые шаги. Важно не только, чтобы люди ценили права и свободы личности, но чтобы они умели пользоваться этими правами, старались стремиться к успеху, а не завидовать тем, кто в данный момент оказался успешнее их.

В-четвертых, гражданское общество не может нормально функционировать без соответствующей нормативно-правовой базы. Нужны законы, защищающие права и свободы граждан, общепринятые правила решения споров и выхода из конфликтных ситуаций. Процесс создания нормативной базы, необходимой для становления и развития гражданского общества в России, идет противоречиво и часто запаздывает. Правовой вакуум заполняется нормами и правилами, которые диктуются более сильными, в том числе теми, кто связан с криминальными кругами или принадлежит к ним.

 Политические партии, общественно-политические организации и движения, группы интересов

Политическую реальность, политические властные отношения создают не только люди, наделенные правом управлять обществом, не только политическая элита, но и широкие слои населения. Массы могут выступать в роли пассивных исполнителей воли своих правителей, и тогда они воспроизводят ту логику политических властных отношений, которая сложилась в ходе привыкания к политическому укладу жизни. Однако они могут превращаться и в силу, оспаривающую право политической элиты на принятие тех или иных управленческих решений, они могут создавать общественно-политические организации и движения, чтобы оказывать давление на элиту, нарушая тем самым классическую асимметрию властного взаимодействия. В политологии общественно-политические организации и движения принято называть группами интересов и группами давления.

Группы интересов

В современном обществе представлено множество различных социальных групп: демографические, профессиональные, этнические, трудовые коллективы предприятий и учреждений, группы друзей, группы идеологических единомышленников и многие другие. Каждая из этих групп – это не просто некоторая совокупность людей, а определенная система социальных связей, норм, ценностей, благодаря которым эта совокупность ощущает себя группой, отличной от многих других существующих в обществе.

Принадлежность к группе формирует у людей единые представления и взгляды, общие интересы и ценности. У людей появляется заинтересованность в сохранении группы, т.е. сохранении ставших объективными условий воспроизводства внутригрупповых отношений, связей, норм. Это стремление может обретать характер не только намерения поддержать statusquoгруппы, но и желания расширить поле этих взаимодействий, сделать их более разнообразными, более устойчивыми. Например, члены религиозной общины могут стремиться к тому, чтобы их право исповедовать определенную религию никем не  ущемлялось, чтобы у них были реальные возможности совершать религиозные ритуалы и вовлекать в свою деятельность новых членов. Интерес учителей как профессиональной группы может заключаться в том, чтобы государственные чиновники не вмешивались в учебный процесс, а работа учителей по достоинству оценивалась обществом,                    

Если члены той или иной социальной группы озабочены проблемой самосохранения и развития группы, то они стремятся к объединению в организации, движения, чтобы выразить свою озабоченность и защитить групповые интересы. Вот почему создаваемые общественно-политические организации и движения называют группами интересов. Появление гpyпп интересов вносит серьезные коррективы в логику политических властных отношений. Субъекту власти начинают противостоять не безликие массы, а индивиды, объединенные в различные организации и движения. Все группы интересов, возникающие в обществе, можно классифицировать по двум дихотомичным основаниям. 

  Первое основание: институализированные группы и организации, действующие в рамках сложившегося в обществе нормативного, институализированного порядка, и анемические группы и организации, нарушающие сложившиеся в обществе законы и нормы.

Второе основание: ассоциативные группы, обладающие устойчивой организационной структурой, и неассоциативные группы, возникающие спонтанно, не имеющие формализованной структуры. Если эти два основания совместить, то можно получить комплексную классификацию групп интересов, представленных практически в любом обществе.

Типы групп интересов.

 1-й тип. Здесь будут находиться группы интересов, имеющие формализованную структуру связей и ориентирующиеся в своей деятельности на сложившийся в обществе нормативный порядок. Это легально функционирующие профессиональные союзы, ассоциации, выражающие интересы этнических, демографических и иных социальных групп, а также различные корпорации, предприятия, организации, учреждения.

 2-й  тип. Здесь будут находиться организации, действующие вне правового пространства, нелегально, подпольно. Это — созданные в нарушение существующего закона объединения, представляющие интересы определенных групп. Прежде всего, речь идет о преступных, террористических объединениях. Вместе с тем, могут возникать и нелегальные объединения, представляющие интересы общепризнанных, массовых социальных групп и слоев. Характер этих объединений во многом будет определяться типом политического режима. Так, при тоталитаризме нелегально могут существовать организации, отстаивающие интересы творческой интеллигенции, незаконными будут считаться создаваемые самими работниками, без санкции руководства, профессиональные союзы или стачечные комитеты и т.п.

3-й тип. Здесь будут находиться действующие в рамках политического нормативного порядка группы, которые не имеют формальной системы членства, а отношения между членами группы строятся либо на основе личного доверия, взаимной симпатии, либо на основе общности переживаемых эмоций. К этой группе относятся движения, где сознательно не создается формализованная структура отношений, а также митингующие толпы, действия которых не направлены на разрушение сложившегося в обществе институционального порядка.

 4-й тип. Здесь будут находиться неорганизованные группы, открыто попирающие правовые нормы, нарушающие общественный порядок при выражении своих интересов. Как правило, это бунтующие толпы, чинящие погромы, произвол.

В каждом обществе существуют группы всех четырех типов интересов. Однако удельный вес каждой из них может быть не одинаков. Для стабильно развивающегося демократического общества характерным является преобладание групп интересов 1-го типа, когда практически все социальные слои имеют легальные, равные возможности для выражения своих интересов и создают для этого соответствующие организации.

Явным признаком нарастания внутренней конфликтности в обществе является увеличение числа групп интересов 3-го типа, т.е. групп, возникающих спонтанно на волне резкой активизации эмоциональной составляющей групповой идентичности. Увеличение этого типа групп интересов свидетельствует о том, что существующие ассоциации, союзы и организации оказываются не способными в полной мере выразить и защитить групповые интересы. У людей происходит актуализация чувства групповой идентичности, подталкивающего их на коллективные массовые действия.                           

Удельный вес групп интересов 2-го и 4-го типов в стабильном обществе приближается к нулю. Если же обозначается тенденция нарастания их удельного веса, значит, налицо развитие процессов, свидетельствующих о разбалансировке политической системы общества, которая оказывается не в состоянии подавить девиантное поведение. Ощущая ущемление своих групповых интересов, люди отказываются действовать по правилам ранее сложившегося институционального правового порядка.

Функции групп интересов

Главными функциями групп интересов являются, во-первых, артикуляция интересов, при помощи которой группа как бы сигнализирует о своих притязаниях на определенное место в социальном пространстве; во-вторых, групповая интеграция, позволяющая актуализировать в сознании членов группы чувство групповой идентичности. Остановимся на каждой из этих  функций более подробно.                              

Артикуляция интересов — это выражение членами группы своей обеспокоенности ситуацией в группе, формулирование определенных притязаний и требований, выполнение которых, по их мнению, должно было бы способствовать нормальному развитию группы, укреплению ее позиций.

Артикуляция может быть неопределенной, отражающей общую неудовлетворенность членов группы, когда они ощущают происшедшие в худшую сторону изменения в группе, но еще не осознают до конца причины этих изменений, их характер, не видят реальных возможностей сдерживания негативных процессов. Неопределенная артикуляция может выражаться в формулировании лозунгов: «Так жить нельзя!», «Надо изменить положение дел к лучшему!». Однако главной ее особенностью является не выдвижение требований, а нарастание общего недовольства, неудовлетворенности, обеспокоенности своей личной судьбой, которая связывается с судьбой группы в целом.

Другим видом выражения неудовлетворенности может стать определенная, или целеориентированная, артикуляция. Такая артикуляция становится возможной, если члены группы осознают причины ухудшения своего положения и способны предложить реальные пути решения возникших проблем. В этом случае выдвигаются уже достаточно четкие, ориентированные на решение определенной задачи, лозунги. Выдвижение конкретных требований, обращенных, например, к работодателю, предполагает создание групп, которые смогли бы донести эти требования до сведения соответствующей стороны и проконтролировать их выполнение.

Как правило, группы интересов, выражающие неудовлетворенность с помощью определенной артикуляции, не распадаются после решения какой-либо конкретной задачи. Они продолжают функционировать, присваивая себе право на постоянное выражение требований членов социальной группы. В том случае, если ей удается достаточно эффективно справляться с этой задачей, то всеми членами группы она продолжает рассматриваться как единственный представитель и защитник их групповых интересов. Если внутренние проблемы группы остаются, если накапливается общая групповая неудовлетворенность, то возможно создание других, в том числе альтернативных, групп интересов в виде параллельных профсоюзов, альтернативных ассоциаций и т.п.

Вторая функция групп интересов — осуществление групповой интеграции. Эта функция, в отличие от артикуляции, обращена как бы внутрь группы. Ее смысл заключается в обеспечении сплоченности группы, в расширении числа тех, кто осознает проблемы группы и готов принять участие в случае необходимости в борьбе за ее интересы. Поясним сказанное на примере. Допустим, учителя как профессиональная группа во  всей стране испытывают определенные трудности в своей работе, связанные с недостаточным финансированием системы образования. Профсоюз работников образования (группа интересов) пытается обратить внимание общественности и властей на возникшие в системе школьного обучения проблемы (артикулирует интересы). Однако на его заявления, требования почти никто не обращает внимания. Чтобы добиться желаемого эффекта, профсоюзу необходимо побудить всех учителей сплоченно выступить в защиту своих требований, может быть принять участие в совместных акциях протеста. Как показывает практика, реальное участие людей в защите интересов своей группы обычно бывает невысоким. Функция интеграции заключается именно в том, чтобы обеспечить максимальную сплоченность и активность всей социальной группы в отстаивании своих интересов.

Для существующих ассоциативных групп интересов выполнение функции интеграции оказывается делом более сложным и трудным, чем артикуляция интересов. Фактически от способности той или иной группы интересов выполнять эту функцию зависит ее влияние в обществе, да и право называться группой интересов, а не узкой организацией, не представляющей никого, кроме самой себя.

Функция интеграции исполняется каждой группой интересов по-своему, но есть и некоторые общие принципы, следование которым помогает решать эту задачу. Прежде всего необходима актуализация чувства групповой идентичности, ибо ощущение причастности к группе резко активизирует ее членов. Вот почему многие группы интересов пытаются поддерживать дух корпоративизма, проводят профессиональные праздники, распространяют информацию о специфике положения группы в обществе, выпускают собственные печатные издания, освещающие проблемы соответствующей группы создают свою символику, которая помогает людям соотносить себя с группой. Кроме того, изыскиваются материальные ресурсы, в том числе и путем введения членских взносов. Организация пытается выйти на средства массовой информации, сформировать выгодное для себя общественное мнение.

 Группы давления

 Группа давления - это общественное объединение, активно добивающееся удовлетворения собственных интересов с помощью целенаправленного воздействия на структуры политической власти.                   

 Понятие "группа давления" раскрывает динамику превращения социально-групповых интересов, возникающих в гражданском обществе, в политический фактор. Группы давления - формальные объединения граждан счетко выраженной организационной структурой, устоявшимися функциямии профессиональным кадровым аппаратом.                     

Группы давления могут оказывать большое воздействие на политическую жизнь страны, которое по силе нередко превосходит влияние политических партий.

Способы воздействия групп давления на государственные органы:

• непосредственное выдвижение своих членов в состав представительных и исполнительных органов власти, а также в качестве функционер! управленческого аппарата;

• участие членов группы в работе парламентских комиссий и подкомиссий, в межведомственных комитетах и службах;

• поддержание личных контактов с членами парламента, правительства.

Эффективность деятельности группы давления зависит от pecypcoв, которыми она располагает (собственность, информация, квалификация, опыт, культурное влияние, национальные и религиозные связи).

Разновидности групп давления - профессиональные союзы, ассоциации предпринимателей, союзы кооператоров, потребителей, добровольные общества и другие общественные объединения.

В поле политических властных отношений группы интересов могут себя не проявлять, если артикулируемые ими требования и притязания касаются лишь их отношений с другими группами интересов. Если профсоюз выдвигает требования предпринимателю или организации предпринимателей, то взаимные притязания между ними могут быть урегулированы без привлечения государственных должностных лиц. Однако в современном обществе, где резко возросла регулирующая роль государства, требования групп интересов часто предназначаются именно ему.

В том случае, если группа интересов выдвигает требования, предполагающие принятие определенных мер со стороны государства, и предпринимает шаги с целью оказать воздействие на государственных должностных лиц, то данная группа интересов выступает уже в новом качестве -  в качестве группы давления. Например, если профсоюз шахтеров заявляет о несогласии с политикой руководства шахт, выдвигает в их адрес требования и пытается добиться их удовлетворения, он выступает в качестве группы интересов. Если тот же профсоюз, неудовлетворенный действиями руководства, начинает требовать от правительства принятия срочных мер по выводу угольной промышленности из кризиса и прибегает к политическим акциям протеста, то он уже выступает в качестве группы давления.

Таким образом, группы давления — это не какие-то новые организации и объединения, а особое качество групп интересов. Сказанное, конечно, не означает, что не могут возникать организации, специализирующиеся на продавливании определенных интересов в государственных структурах. Такие организации принято называть лоббистскими.

 Лоббизм- протекционизм, агитация и представление чьих-либо политических либо экономических интересов в органах государственной власти. Лоббизм  жестко связан с политической властью. Наблюдается такая закономерность: лоббизма больше там, где больше реальной власти. Лоббизм - признак власти.

Для становления лоббизма как полноценного института необходимо наличиедвух условий:

• большого многообразия интересов в обществе, возникающих вследствие его социальной дифференциации, расслоения;            

• расширения доступа к власти на основе политического плюрализма, что характерно для демократических режимов.

Виды лоббизма:

• в зависимости от того, в какой ветви власти "решается вопрос",  лоббизм подразделяют на законодательный, исполнительный и судебный;

• в зависимости от того, в каком управленческом решении достигаются цели лоббирования: правотворческий (в законодательных органах через нормативные акты), правоприменительный (через акты применения права) и правоинтерпретационный (через акты толкования права);

• в зависимости от характера интереса, который "продавливается": политический, социальный, экономический, экологический, военный, аграрный, промышленный, финансовый;

• в зависимости от времени действия: "одноразовый" и постоянный;

• в зависимости от того, на каком уровне власти происходит лоббирование: федеральный (осуществляется в системе высших органов государственной власти и управления) и местный (осуществляется в республиканских, краевых, областных органах);

• в зависимости от того, в чью пользу "решается вопрос", говорят о лоббизме различных социальных структур: общественных организаций, движений, партий, групп, слоев (профсоюзов, антивоенных и экологических движений, предпринимательских союзов); ведомственном лоббизме (министерств, ведомств, государственных комитетов); региональном лоббизме; иностранном лоббизме;

• в зависимости от взаимоотношений объекта и субъекта лоббирования:

плюралистический (давление на государственные органы снизу вверх со стороны определенных групп населения) и корпоративный (скрытое соглашение властей с какой-либо группой в расчете получить лояльность и гарантию содействия государственным органам в обмен на предоставление привилегий).

Достоинства лоббизма:

-          влияя на управленческие решения, заставляет "держаться в форме" органы государственной власти и управления, в определенном смысле конкурирует, соревнуется с ними, придаетим большую динамику и гибкость;

-          выступает инструментом самоорганизации гражданского общества, с помощью которого мобилизуется общественная поддержка или оппозиция какому-либо законопроекту, оказывается влияние на политику;

-оздает возможности для обеспечения интересов меньшинства, ибо выступает в качестве специфической формы проявления политического плюрализма;

-воплощает собой принцип свободы социальных негосударственных структур: ассоциаций, общественных организаций, слоев;

-применяется как своеобразное социально-политическое стимулирование, направленное на ускорение претворения в жизнь целей и интересов, на побуждение к конкретным действиям;

-лоббизм можно оценивать и как более широкое средство достижения компромисса, способ взаимного уравновешивания и примирения интересов, взаимовыгодного сотрудничества.

Недостатки лоббизма:

-  лоббизм может стать инструментом приоритетного удовлетворения иностранных интересов в ущерб интересам национальным;

-    может служить фактором развития и защиты ведомственности, местничества, национализма;

 - таит в себе немалую опасность «размывания» народовластных устоев общества, превращения демократических институтов в мощный инструмент отдельных властных групп;

 - лоббистские мероприятия в определенных условиях могут проявляться в форме социальной несправедливости;

- зачастую блокирует действительно нужные управленческие решения, препятствует удовлетворению общественно ценных интересов, сопутствуя осуществлению интересов чиновничьих.

Для того чтобы лоббизм приносил пользу всему обществу, необходимы соответствующие условия:

-   реальное действие демократических институтов и норм;

 -  экономическая и политическая стабильность;

 -  свобода средств массовой информации;

 -  устойчивое гражданское общество;

 -  четкое и непротиворечивое правовое регулирование

Употребляя же термин «группы давления», мы как бы подчеркиваем, что речь идет об особом направлении деятельности групп интересов, об их взаимоотношениях с государством.

Какие ресурсы могут быть использованы группами давления в их тактике воздействия на государственные структуры? Если речь идет о многочисленной социальной группе, то могут быть организованы массовые выступления в защиту тех или иных требований. Успех этих выступлений во многом зависит от способности группы давления эффективно осуществлять функции артикуляции и интеграции.

Если социальная группа немногочисленна, то используются материальные ресурсы, позволяющие оказывать воздействие на общественное мнение, пропагандировать определенные точки зрения при помощи средств массовой информации, устанавливать личные связи и даже осуществлять подкуп государственных чиновников.

В результате деятельности групп давления отношения политической власти в обществе становятся более сложными. Используя рычаги воздействия на правительство, законодательную власть, группы интересов вмешиваются в процесс выработки и принятия управленческих решений, нередко их давление оказывается настолько сильным, что может спровоцировать уход в отставку ряда государственных должностных лиц, отставку правительства.

Усложнение общей картины политических властных отношений происходит также за счет многообразия групп давления. Субъект власти одновременно испытывает воздействие не одной, а многих групп интересов, которые конкурируют между собой в своем стремлении добиться удовлетворения своих притязаний. Конкуренция групп давления, с одной стороны, облегчает положение государственного руководства, так как дает ему возможность выступать в роли своеобразного арбитра между претендентами на одну и ту же долю социальных или материальных благ. Но с другой стороны, в ходе борьбы за влияние на правительство группы давления, если за ними стоят массовые группы, могут спровоцировать развитие в стране социальных конфликтов.

По мере того, как в обществе возникает и постоянно возобновляется определенный вид взаимодействия, происходит его институализация, т.е. разрабатываются правила и процедуры для его участников, в результате чего само взаимодействие обретает упорядоченный характер. Отношения между государством и группами давления также обретают институализированный характер. В настоящее время в законодательстве всех стран существуют определенные ограничения в выборе средств воздействия на правительство, запрещаются насильственные действия и действия, ведущие к массовым беспорядкам, противоправным считается подкуп должностных лиц. Сложились процедуры согласования интересов различных групп и государства в виде согласительных комиссий, комитетов, круглых столов и т.п. Конечно, как любое взаимодействие, взаимоотношения между государственными должностными лицами и группами давления выходят за рамки институциональных норм, но, тем не менее, последние способствуют привнесению в сам характер рассматриваемых отношений элементов упорядоченности и последовательности.

Можно выделить несколько моделей взаимоотношений между государством и группами давления.

Первая модельплюралистическая. Ее отличает многообразие групп давления. Причем это многообразие отражает не только количество социальных групп, сложившихся в обществе, но и возникновение конкурирующих групп интересов, представляющих одну и ту же социальную группу. Иными словами, в рамках плюралистической модели шахтеры (так же, как и предприниматели, женщины, ветераны и т.д.) могут создавать несколько групп давления, и при этом государством каждая из них должна рассматриваться как возможный партнер для переговоров при обсуждении проблем соответствующей социальной группы.

В рамках этой модели членам той или иной социальной группы предоставлена возможность создавать самим сколько угодно групп давления, а правительству — фактическое право произвольно, по собственному усмотрению выбирать из них партнеров для обсуждения вопросов, касающихся положения данной группы. Неизбежная конкуренция между группами давления ослабляет позиции группы в целом перед лицом государства и дает возможность последнему выбирать в качестве партнера по переговорам наиболее удобного, выгодного в каждой конкретной ситуации.

Вторая моделькорпоративная. В рамках этой модели государство как бы заключает соглашение, явное или нет, с какой-либо одной группой давления, представляющей ту или иную социальную группу. Именно эта группа давления рассматривается государством как подлинный, единственный выразитель интересов класса, социального слоя. Отношения государства с этой группой давления становятся упорядоченными, регулярными. Ее представители постоянно приглашаются в правительственные структуры, если там рассматриваются проблемы, затрагивающие положение соответствующей социальной группы, ее интересы. В обмен на исключительное отношение к себе государства, которое может заключаться, в том числе, и в предоставлении льгот, субсидий, избранная группа давления демонстрирует обычно свое лояльное отношение к правительству и является своеобразным проводником его политики в массах.

В самой яркой форме корпоративный тип отношений между группами давления и государством складывается в рамках  тоталитарного режима. Здесь государство не просто выбирает  предпочтительную группу давления, но и устанавливает запрет на деятельность всех остальных. В итоге группы, организации, представляющие интересы разных социальных слоев, превращаются в своеобразные «приводные ремни» от государства к массам, через них партийно-государственный аппарат влияет на умонастроения социальных слоев, формирует желаемые образцы социального и профессионального поведения.

Третья модельсегментарно-корпоративная. Она представляет собой своеобразное сочетание черт двух первых моделей. Государство выделяет предпочтительных партнеров среди  групп давления в наиболее важных, значимых секторах социальной жизни, не ущемляя право населения на создание иных  групп давления, если те будут действовать в рамках существующего законодательства. При этом выбор государства может  не ограничиваться одним партнером, их может быть и несколько. Так, во Франции правительство при решении проблем, касающихся лиц наемного труда, приглашает обычно для консультаций представителей трех крупнейших профсоюзов, которые рассматриваются правительством как выразители интересов трудящихся. Сегментарно-корпоративная модель позволяет соединить позитивные свойства корпоративизма (высокая степень упорядоченности и определенности отношений между государством и группами давления) и плюрализма (свобода населения в создании групп давления).

Сегментарно-корпоративная модель очень широко распространена в настоящее время во многих государствах. Причина этого — в заинтересованности устоявшихся групп интересов в прочных связях с государственными органами, в возможности влиять на процесс принятия управленческих решений. Для этого создаются различные комиссии, комитеты, где происходит корпоративистское взаимодействие государства и групп интересов. В Дании, например, во второй половине 1990-х годов таких комиссий насчитывалось 246, в Норвегии — 357.

Итак, между государством и группами давления устанавливаются определенные типы отношений. Их характер определяется типом политического режима, культурой общества, конкретной исторической ситуацией, спецификой складывающихся в стране групп интересов. Институализация отношений между государством и группами давления позволяет сделать их упорядоченными, предсказуемыми. В итоге включение групп давления в поле политических властных отношений в качестве агента, влияющего на принятие управленческих решений, не сопровождается перекройкой властных структур, сменой политических элит, кризисом государства.

Политические партии

В системе политических властных отношений особое место принадлежит политическим партиям. И хотя уже не первый год на страницах печати появляются публикации, где поднимается вопрос об архаичности партий, о том, что они устарели и не отвечают современным требованиям политической борьбы, что они начинают постепенно вытесняться различными общественно-политическими движениями, группами давления, тем не менее, партии продолжают существовать, развиваться, и, похоже, не собираются уступать свою нишу политического пространства кому-то другому.

Особенности современных политических партий

Политические партии возникают как организации, объединяющие единомышленников, людей, ставящих общие или совпадающие политические цели, придерживающихся единых идеологических ориентации.

 Однако среди многих других организаций, складывающихся в поле политических властных отношений, партии выделяются рядом особенностей.

 Во-первых, они в своей деятельности ориентированы на участие в осуществлении в стране государственной власти, на вхождение в высшие государственные органы. Ключевыми задачами партий являются достижение максимального числа мест в законодательных органах, получение права на формирование правительства, участие в работе других государственных структур. В зависимости от идеологических установок и ситуации в стране партия может добиваться решения этих задач как легальными, прежде всего парламентскими методами, соблюдая принятые в обществе правила политической борьбы, так и нелегальными, прибегая к насилию, отвергая сложившийся правовой порядок. Но содержание ее деятельности при этом остается неизменным — обеспечение представителям партии возможности участвовать в работе высших органов государственной власти. В этом заключается принципиальное отличие партий от групп давления (профсоюзов, общественных объединений, массовых движений), не ставящих перед собой задач непосредственного вхождения в государственные структуры.

Во-вторых, партии представляют собой внутренне упорядоченные организации со сложившейся системой формальных и иерархизированных отношений. Как правило, основополагающие нормы и правила, определяющие характер внутрипартийных отношений, изложены в соответствующем нормативном документе — в уставе партии. Устав определяет условия вступления в партию, структуру партийных организаций, порядок избрания руководящих органов и т.д. Благодаря установленным нормам и правилам отношения в партии перестают зависеть от личных пристрастий, симпатий и антипатий, они формализуются, т.е. все в большей степени ориентируются на универсальные требования, на ролевые предписания. В этом заключается главное отличие партий от клиентел, т.е. групп, организованных по принципу личной зависимости, преданности определенному лидеру.

В-третьих, партия всегда обращена к массам. Она стремится к завоеванию сторонников, к привлечению на свою сторону сочувствующих. Массовая поддержка — важный ресурс влияния партии. Этим она отличается как от закрытых организаций, использующих нередко террористические формы борьбы за власть, так и от элитных политических клубов, создаваемых для обсуждения в узком кругу актуальных вопросов внутренней и международной политики.

Таким образом, политическая партия — это устойчивая, формализованная организация, стремящаяся к участию в осуществлении государственной власти, и объединяющая людей с общими идейно-политическими взглядами и совпадающими интересами.

Функции политических партий в современном обществе

Какую же роль играют партии в современном обществе? Чтобы ответить на этот вопрос, следует рассмотреть функции партий, т.е. те виды деятельности партий, которые необходимы обществу как системе для нормального функционирования и развития.

Первой функцией партий является участие в избирательных кампаниях. Значимость этой функции определяется самой логикой возникновения современных политических партий как своеобразных «электоральных машин». Даже в тоталитарных обществах, где отсутствуют свободные выборы, правящая партия возглавляет электоральный процесс, выдвигает кандидатов, ведет агитацию и пропаганду.

Второй функцией политических партий является разработка идеологических концепций, программ, привнесение в массовое сознание политических ценностей. Приверженность партии определенной системе политических ценностей, с одной стороны, составляет ее сущностную характеристику, а с другой — является важным направлением ее деятельности. Стремясь к расширению своего влияния, партия активно пропагандирует систему ценностей, составляющую ядро ее идейно-политической платформы. Для этого используются различные коммуникационные каналы: от непосредственного общения на встречах, собраниях, митингах до тиражирования заявлений и деклараций через средства массовой информации, печатные издания. Значение этой функции партии для общества определяется особым местом ценностных ориентации в мотивационной структуре личности. Разрабатывая и пропагандируя идеологические концепции, партия способствует объединению людей вокруг определенных целей.

Идеологическая функция партии нередко приходит в противоречие с ее электоральной функцией. Приверженность определенным идеологическим принципам не позволяет партии ориентироваться на широкие слои избирателей и требует от нее либо изменения принципов, либо отказа от шансов провести своих кандидатов в парламент.

Доминирование электоральной функции над идеологической приводит к появлению партий «catch-all» («хватай всех»), которые отличаются прагматичностью своей позиции, ориентацией на сиюминутные интересы населения. В странах, где такие партии становятся основными субъектами политической жизни, происходит размывание идеологических различий между ними.

Третьей функцией политических партий можно назвать артикуляцию и агрегацию интересов различных социальных групп. В отличие от групп интересов партии не просто формулируют, артикулируют интересы отдельных групп, но стремятся к их агрегации, т.е. к обобщению, выделению приоритетов, созданию комплексных программ, учитывающих и связывающих между собой устремления разных слоев общества. Функция агрегации интересов позволяет партии опираться в своей деятельности на достаточно широкую социальную базу, что становится особенно важным при участии партии в государственном управлении, требующем определенной степени согласия масс по ключевым проблемам развития страны. Функция агрегации позволяет упорядочить выдвигаемые различными группами требования, выделить приоритеты, сгладить противоречия, минимизировать возможные конфликты притязаний.

Четвертая функция политических партий — формирование и рекрутирование политической элиты и политических лидеров. С разложением сословного общества принадлежность к политической элите перестала обусловливаться знатным происхождением. В современном обществе каждый человек получает шанс подняться на вершину политической иерархии. Однако исполнение функций государственного и политического управления всегда требует от человека определенных навыков и умений, и партии берут на себя задачу их формирования у желающих заниматься политической деятельностью. Вступая в партию, человек демонстрирует желание активно участвовать в политической жизни, продвигаясь по ступеням партийной иерархии, он овладевает навыками организаторской, пропагандистской работы, умением отстаивать свою точку зрения в дискуссиях, знакомится с перипетиями политической борьбы. Практически все современные политики в той или иной форме прошли школу партийной работы.

Пятая функция политических партий — мобилизующая, она заключается в способности партий организовывать массы для решения определенных задач в обществе. Обладая организационной структурой, возможностями пропагандистского воздействия, партии оказывают значительное воздействие на большие социальные группы. В зависимости от места в политической системе они способны организовать митинги и шествия в поддержку власти или акции протеста и кампании гражданского неповиновения. Стремясь к привлечению на свою сторону новых сторонников, партии борются с политической апатией, свойственной некоторым слоям населения.

Перечисленные функции позволяют достаточно четко определить место партий в обществе. Партии являются своеобразным связующим звеном между государственными структурами и населением.

 С одной стороны, они аккумулируют интересы различных социальных групп, транслируют требования масс в государственные структуры, стремятся реализоватьих при вхождении своих представителей в органы законодательной и исполнительной власти.

С другой стороны, партии оказывают непосредственное воздействие на население путем распространения идеологических концепций, политических ценностей, взглядов, убеждений и предпочтений. Они могут организовать массы на достижение определенной цели. Чем больше партия интегрирована в государственные структуры, тем больше вероятность того, что она будет вносить в массовое сознание те идеи, в которых заинтересована существующая система государственной власти. Таким образом, в лице партий государство получает дополнительные рычаги воздействия на население.

Благодаря партиям в современных обществах складывается особый механизм взаимодействия государства и населения, вносящий в это взаимодействие определенность, упорядоченность. Эта упорядоченность достигается за счет того, что, во-первых, государству противостоит не аморфная и непредсказуемая масса, а организованные по принципу партийных предпочтений с четко выраженными требованиями граждане. И, во-вторых, обладая возможностями влияния на массы, партии могут обеспечить лояльное отношение населения к различным управленческим решениям государственных органов.

Однако такая стабильность отношений может достигаться лишь в том случае, если партии будут выполнять перечисленные выше функции, не выходя за рамки сложившегося в обществе нормативного порядка, за рамки закона.

Виды политических партий

В современном мире существует множество самых разных партий, и каждая из них по-своему уникальна, и неповторима. Вместе с тем, можно выделить некоторые общие параметры, позволяющие объединять партии в определенные группы, типы, сравнивать их между собой.

Прежде всего партии различаются по своим идеологическим ориентациям. Обычно эти ориентации выражены в каких-либо программных документах, декларациях, заявлениях партии. Многообразие идеологических концепций, представленных в современном мире, позволяет говорить о либеральных, консервативных, социал-демократических, коммунистических, христианско-демократических, национально-ориентированных и других партиях.

В конце XIX — началеXX в., когда появились первые рабочие партии, отчетливо обозначилось размежевание партий по классовому признаку. Однако с введением всеобщего избирательного права все партии стали стремиться к расширению своей социальной базы. Неосмотрительно было бы рассчитывать на победу на выборах, опираясь на поддержку одной социальной группы, особенно если она не является многочисленной. Предвыборные программы стали составляться с учетом интересов достаточно широких слоев населения. Кроме того, менялась сама социально-классовая структура общества. Наемные работники, приобретая акции своего предприятия, становились собственниками, резко увеличилась доля умственного труда, росло благосостояние трудящихся и, следовательно, их запросы. Если какая-либо партия не чувствовала этих изменений и не менялась сама, она неизбежно теряла своих сторонников и сходила с арены активной политической деятельности.

Унификация социальной базы современных партий, т.е. их стремление опираться на электоральную поддержку как можно более широких слоев, тем не менее, не привела к размыванию специфики интересов, отстаиваемых каждой партией. Партия остается проводником устремлений определенных групп, только эти группы уже не так легко вычленяются по признаку социальной принадлежности, а их притязания на обладание ресурсами власти нередко маскируются идеологическими представлениями.

Важным параметром, позволяющим различать партии в современных обществах, является их внутренняя структура. Впервые на этот фактор обратил внимание французский политолог М. Дюверже. Он выделил кадровые партии, в которых отсутствует система членства, а вся деятельность партии ориентирована на проведение избирательных кампаний, и поэтому она носит своеобразный «сезонный» характер. Всю работу в такой партии ведут активисты-профессионалы — кадры. Существует такая партия главным образом за счет пожертвований, добровольных взносов заинтересованных лиц или корпораций. Партии этого типа называют также электоральными, подчеркивая тем самым основную направленность их деятельности.

Второй тип партий — массовые. Эти партии отличаются системой массового членства и постоянным характером своей работы, что необходимо для поддержания у членов партии заинтересованности в приобщении к организации. Для таких партий участие в избирательных кампаниях — лишь важный этап их деятельности. В период между выборами такие партии обычно занимаются разработкой политических программ, привлечением своих членов к участию в работе партийных организаций в той или иной форме. Эти партии называют еще идеологическими, так как они направленно акцентируют внимание на определенной системе политических ценностей. Массовые партии возникли прежде всего как партии рабочего класса, который не мог обеспечить содержание своей политической организации иначе, как путем регулярной уплаты членских взносов. Однако к середине XX столетия большинство политических партий Европы становятся массовыми, т.е. с системой регулярного членства.

Массовые партии имеют еще одну особенность: они быстро формализуются, в них создаются внутренние структуры и усиливаются позиции партийного руководства. Изучая именно эти партии, немецкий социолог и политолог Р. Михельс сформулировал в началеXX в. «железный закон олигархии». В центре его внимания были внутрипартийные структурные связи, анализируя которые он пришел к выводу, что партия является иерархической организацией с формализованным типом отношений. Это своеобразная социальная машина, предназначенная для достижения определенных целей. Со временем она начинает работать в соответствии с собственной логикой и неизбежно отдаляется от тех слоев, от которых были выдвинуты и чьи интересы пытались защищать основатели партии. Рано или поздно партия начинает выражать собственные интересы. В этом заключается, по мнению Михельса, неизменная тенденция социальной организации. В самой же партии происходит размежевание между партийной массой и руководством, вождями. Последние присваивают себе исключительные права, выделяются в особый слой, превращаются в партийную олигархию. Харизматических лидеров сменяют бюрократы, а революционеров и энтузиастов — консерваторы и приспособленцы. Причины неизбежности проявления «железного закона олигархии» коренятся в особой логике функционирования организаций, требующей специализации функций, разделения труда, иерархических отношений.

Третий тип — строго централизованные партии, сочетающие массовое членство с жесткой дисциплиной и требующие от каждого члена организации выполнения определенных функций. В этой партии логика «железного закона олигархии» проявляется с особой силой. Первой партией этого типа стала партия большевиков в России. Построенная на принципах неукоснительного исполнения решений руководящих партийных органов, она смогла быстро превратиться в сплоченную организацию. Такую партию отличает отсутствие внутренних идеологических разногласий, фракционной борьбы. Срастаясь с государственными структурами, она способна контролировать через многочисленные первичные организации все многообразие социальной жизни общества.

Партийные системы

В каждой стране складываются свои особые отношения между партиями. Для описания характера этих отношений в политологии вводится понятие «партийная система». Партийная система — это сложная сеть отношений и взаимосвязей, складывающихся между партиями.

Принято делить все партийные системы на неконкурентные и конкурентные. Неконкурентную партийную систему называют еще однопартийной. Ее основной отличительной чертой является монопольное право одной партии на формирование органов государственной власти. При этом не исключается наличие других партий, но их роль на политической арене неизбежно оказывается второстепенной, незначительной. Для этой системы характерно сращивание государственного и партийного аппаратов, что, в конечном счете, и помогает партии утверждать свои доминирующие позиции. Она использует ресурсы государственной власти для укрепления своего влияния на массы.

Неконкурентные, однопартийные системы возникают обычно в обществах со слабыми демократическими традициями, где массы легко поддаются манипулятивному воздействию со стороны харизматических лидеров, которые, как правило, и приводят к власти группу людей, самоорганизующуюся в партию. Однопартийная система не может существовать без направленных действий властей на создание особых условий для правящей партии вплоть до конституционного закрепления ее особого статуса. Оптимальные условия для функционирования однопартийности складываются в условиях тоталитаризма.

Конкурентные партийные системы предполагают состязательность и относительно равные возможности для партий в борьбе за вхождение во властные государственные структуры. Они возникают только в обществах, где соблюдаются права граждан свободно выражать свое мнение, создавать организации, избирать своих представителей в государственные органы. С целью избежать негативных, разрушительных последствий политической конкурентной борьбы между партиями вырабатываются определенные правила их взаимодействия, которые оформляются в виде соответствующих правовых норм, законов, регламентирующих некоторые аспекты их деятельности.

Законодательство современных демократических государств не определяет пределы количества партий, которые могут быть созданы в стране. Вместе с тем, практика показала, что обычно складываются два основных вида конкурентных партийных систем: двухпартийные и многопартийные. В случае двухпартийной системы две примерно равные по весу в обществе партии, чередуясь, поднимаются на вершину политической власти. Продолжительность нахождения партии на политическом Олимпе определяется итогами всеобщих выборов. Двухпартийная система не исключает существования в стране других партий. Она лишь подчеркивает, что реальным правом на формирование органов государственной власти обладают только две партии, только они в ходе предвыборного состязания определяют, кто в течение нового срока будет держать в руках рычаги власти.

Типичными странами с двухпартийной системой являются США, где конкурируют демократическая и республиканская партии, и Великобритания, где основными противниками в политической борьбе являются лейбористы и консерваторы. При этом и в той, и в другой стране есть иные мелкие партии, которые часто самостоятельно выступают на выборах, некоторые из них представлены в парламенте, но существенного влияния на политическую жизнь страны они не оказывают.

Многопартийную систему отличает не столько количество партий, сколько предоставление реальной возможности каждой из них при благоприятном исходе всеобщего голосования участвовать в формировании органов государственной власти. Отсутствие партий-лидеров ведет к тому, что вмешательство в спор за места в парламенте нескольких партий не дает ощутимого преимущества ни одной из них. Отсюда — типичная для многопартийной системы политика союзов, альянсов, блоков, обеспечивающих временное соглашение между партиями, необходимое для формирования правительства, создания коалиции в парламенте.

Большинство современных демократических стран являются странами с многопартийной системой. Однако это не означает, что в партийной практике здесь не сложились устойчивые традиции и предпочтения. Как правило, партийные альянсы складываются из партий, близких по своим идеологическим ориентациям, но в каждом случае образованию такого альянса предшествуют длительные переговоры, представляющие собой своеобразный торг по поводу распределения зон партийного влияния, дележа министерских портфелей и т.п.

В некоторых странах складывается своеобразная «двух с половиной» партийная система. Ее отличительными чертами является наличие двух достаточно влиятельных партий, но при этом не способных добиться абсолютного большинства мест в парламенте, необходимого для формирования однопартийного правительства. В этом случае вопрос о том, какая из этих партий будет формировать правительство, начинает зависеть от третьей, сравнительно небольшой, партии, от ее намерения примкнуть к той или иной стороне. Так, в ФРГ наряду с двумя крупными партийными организациями — СДПГ и блоком ХДС/ХСС — существует партия свободных демократов (СвДПГ), позиция которой часто и решает вопрос о правительственном большинстве в парламенте.

Партии возникают в определенных исторических условиях, на процесс их укрепления и развития в обществе оказывают воздействие различные факторы. Именно своеобразие этих факторов, их неповторимое сочетание приводит к появлению различных партийных систем. Остановимся на некоторых факторах, влияющих на процесс становления в стране того или иного типа партийной системы.

Первым таким фактором является тип политического режима. Мы уже говорили, что при тоталитаризме складывается особый тип централизованной политической партии, которой предоставляется исключительное, монопольное право на определение политики в обществе. Вся система законодательства в тоталитарных странах нацелена на создание предпочтительных условий для правящей партии. Однопартийность в обществе не складывается стихийно, она задается системой государственной власти, обладающей правом на создание нормативной базы, регламентирующей в стране партийное строительство, а также правом на применение насилия в отношении тех организаций, которые могут ставить под сомнение легитимность такого политического порядка.

Демократия создает основы для партийного плюрализма. В странах, где давно сложились демократические принципы организации политической жизни, этот факт воспринимается как само собой разумеющийся. В странах «новых» демократий, т.е. недавно освободившихся от тоталитаризма или авторитаризма, часто встречается конституционное закрепление принципа политического плюрализма.

Вторым фактором, влияющим на тип партийной системы, являются исторические особенности страны и сложившиеся традиции политической жизни. Каждая партия формируется в конкретной ситуации и отражает стремление людей решить возникшие в тот момент задачи. Так, современная влиятельная французская партия «Объединение в поддержку республики» была создана сторонниками Ш. де Голля в 1958 г. и была призвана обеспечивать поддержку политическому курсу, проводимому генералом. Другая французская партия правоцентристской ориентации, «Союз за французскую демократию», была создана в 1978 г. при поддержке президента В. Жискар д' Эстена накануне выборов в Национальное собрание, она объединила ряд небольших политических организаций и должна была стать силой, способной укрепить позиции президента в парламенте страны. Возникнув для решения вполне конкретных задач, со временем эти две партии стали ведущими правыми партиями страны.

Существует своеобразное привыкание населения к субъектам политической жизни, выражающееся, в частности, в привычке голосовать за определенную партию. Не случайно возникновение новых партий, дробление старых происходит особенно интенсивно в периоды нестабильности, ломки привычных политических структур.

Кроме того, государство стремится регулировать процесс создания новых партий, предотвратить излишнюю политическую раздробленность, затрудняющую спокойный, размеренный, устоявшийся ход политической жизни. Осуществляется это не путем запретов, а через регулирование главного направления деятельности партий, их участия в электоральном процессе. С этой целью в законодательство вводятся нормы, определяющие требования к партиям, собирающимся принять участие в избирательной кампании.

Однако тип партийной системы определяется не только историческими особенностями развития страны, спецификой экономической ситуации и характером политического режима. Создаваемые для организации и упорядочивания борьбы за власть в демократическом обществе партии не могли не испытывать на себе воздействие электоральных систем. Первым на это обратил внимание французский политолог М. Дюверже.

Так, мажоритарные выборы в один тур являются благоприятным фактором для становления в стране двухпартийной системы. Избиратель в ходе выборной кампании всего один раз подходит к урне для голосования. Поэтому психологически он всегда настроен отдать голос не за представителя маловлиятельной или недавно родившейся партии, пусть даже выступившей с привлекательными лозунгами, а за кандидата одной из двух партий, реально претендующих на власть, выбирая ту, которая ему в данный момент кажется наименьшим злом.

Подлинная многопартийность с выдвижением нескольких кандидатов oт различных партий возникает при пропорциональных и мажоритарных выборах в два тура. Обе эти системы дают возможность практически любой партии попробовать свои силы в предвыборном марафоне. Однако каждая из них создает разные уровни взаимовлияния и взаимозависимости между партиями.

Пропорциональная система голосования делает отношения между партиями жесткими. Каждая партия ведет предвыборную кампанию самостоятельно, видя в других организациях своего соперника и, следовательно, противостоя им в борьбе за голоса избирателей. Поиск соприкосновения, совпадения взглядов начинается лишь на этапе формирования кабинета министров,  создания парламентских коалиций и проходит достаточно болезненно, так как партии неизбежно будут стремиться к сохранению своего лица, а точнее тех программ и идеологических установок, с которыми они шли на выборы, которые знакомы их избирателям, и от которых они не намерены отказываться, опасаясь утраты доверия своих сторонников. Несговорчивость партий может провоцировать частые правительственные кризисы.

Мажоритарная система голосования в два тура, напротив, делает отношения между партиями более гибкими, вынуждает искать союзников уже в ходе самой предвыборной кампании. Соглашения, достигаемые между партиями в ходе второго тура выборов, делают процесс формирования правительства, парламентских коалиций более устойчивым и определенным.

Электоральные системы

Выборы в государственные органы являются одной из важнейших черт политической жизни современных демократий. Они предоставляют людям, идущим в большую политику, возможность стать депутатом парламента, губернатором или даже президентом страны. С другой стороны, во время выборов происходит вовлечение простых граждан в активную политическую жизнь, они начинают ощущать свою значимость, возможность оказать влияние на персональный состав высших государственных органов.

В каждой стране порядок проведения выборов и способ подсчета голосов регламентируются особыми правовыми нормами. Эти нормы формулируют основные требования к кандидатам в представительные органы и на выборные государственные должности; регулируют деятельность комиссий, осуществляющих проведение выборов. Они определяют статус избирателей и избирательных объединений; устанавливают процедуры предвыборной агитации и голосования; утверждают порядок определения и способы обжалования результатов голосования.

Совокупность этих норм задает определенную логику действиям всех участников предвыборной борьбы, побуждает их действовать в рамках единого электорального порядка. Несмотря на то, что в каждой стране избирательные нормы имеют свою специфику, обусловленную историческими, культурными, политическими, социальными особенностями развития этих стран, существуют некоторые общие принципы, позволяющие говорить о типах избирательных систем. Принято выделять три основных типа избирательных систем: пропорциональная, мажоритарная (абсолютного и относительного большинства) и смешанная.

Пропорциональная избирательная система предполагает проведение выборов только в многомандатных общегосударственных округах. Каждое избирательное объединение или партия предлагают избирателям голосовать не за одного кандидата в представительные органы власти, а за их список, утверждаемый, как правило, на съезде данного избирательного объединения или партии. Распределение мест в соответствующем Органе власти будет осуществляться пропорционально полученным голосам каждым избирательным объединением или партией по всей стране. Отсюда и название избирательной системы — пропорциональная.

При пропорциональной системе возникает возможность  вхождения в представительные органы власти мелких избирательных блоков. Как показывает практика, это ведет к излишнему дроблению политических сил в парламенте, способному парализовать его работу. Чтобы предотвратить подобную дробность, вводится так называемый заградительный барьер, т.е. законодательно оговаривается минимальное число голосов, которое должно набрать избирательное объединение, чтобы быть представленным в парламенте страны. В нашей стране таким барьером являются пять процентов голосов. Все партии и объединения, не преодолевшие заградительный барьер, лишаются возможности провести своих кандидатов в парламент, а их мандаты передаются тем, кто преодолел этот барьер, пропорционально собранным ими голосам.

Избиратель при пропорциональной системе голосует не за отдельного кандидата, а за список выбранной им партии или избирательного объединения, который обычно превышает получаемое число мандатов. Кто из списка кандидатов, в конечном счете, войдет в парламент, решается либо на основе принципа очередности (мандат вручается стоящим на первых местах в списке), либо на основе принципа предпочтительности (избирателю предоставляется право отдать предпочтение какой-либо кандидатуре в списке). Пропорциональная система применяется только при выборах коллегиальных органов, например парламента.

Мажоритарная (от франц. majorite — большинство) избирательная система. В ее основе лежит принцип большинства. Выборы, как правило, проводятся по одномандатным округам, и победившим считается тот кандидат, который получает большинство голосов. Наиболее распространенными видами мажоритарной системы являются системы относительного и абсолютного большинства. В первом случае кандидату для получения мандата достаточно получить голосов больше, чем любой его соперник по предвыборной борьбе. Во втором случае необходимо получить более 50% голосов (минимум — 50% плюс один голос). Если ни один из кандидатов не набирает нужного количества голосов, то проводится второй тур голосования, в который выходят два кандидата, набравшие наибольшее количество голосов в первом туре.

Мажоритарная система является по сравнению с пропорциональной универсальной. Ее можно применять не только при избрании парламента, но и высших должностных лиц государства, например президента. Главным недостатком мажоритарной системы является то, что она резко сужает возможности небольших партий и объединений провести своих представителей в государственные органы.

Смешанная избирательная система предполагает комбинирование пропорциональной и мажоритарной систем с целью минимизировать те недостатки, которыми обладает каждая из них в отдельности. Такое комбинирование может заключаться, например, в том, что одна часть парламента страны избирается по пропорциональной системе, а вторая — по мажоритарной. По такой системе проходят сегодня выборы в Государственную Думу в России.

Социокультурные аспекты политики

 Политическая социализация личности

 Концепция политической социализации стала активно разрабатываться в США с конца 50-х годов прошлого века. Ее появление было вызвано:

• кризисом традиционных институтов политической системы западного общества, которые не смогли обеспечить добровольное принятие новыми поколениями рекламируемых демократических ценностей;

• нарушениями в механизме трансляции политических идеалов и ценностей от поколения к поколению, обусловленными появлением новых групп интересов, к восприятию которых политические институты оказались неподготовленными;

• насыщением материальных потребностей большинства групп населения промышленно развитых стран, что выдвинуло на первый план постматериальные, прежде всего духовные, ценности, и среди них - возможность свободной самореализации личности, благоприятная среда обитания, гармония человека и природы, солидарность;

возникновением субкультур, которые отвергали традиционные материальные ценности господствующей культуры: личный успех, благосостояние, стремление к богатству. На основе этих субкультур возникли общественные движения, стремившиеся заявить о своих требованиях.

Процесс усвоения индивидами или их группами ценностей и норм политической культуры, присущих конкретному обществу и позволяющих эффективно выполнять политические роли и функции и тем самым обеспечивать сохранение самого общества и политической системы, называетсяполитической социализацией.

 Существует несколькотрактовок процесса социализации:

1. одна из наиболее распространенных состоит в понимании социализации как процесса развития личного контроля. Она разработана 3. Фрейдом и связана с идеями классического психоанализа. В основе его теории лежит положение о том, что индивид всегда находится в состоянии конфликта с обществом, репрессирующего его биологические (сексуальные) побуждения, с которыми он рождается. Процесс социализации состоит в обуздании этих разрушительных инстинктов и побуждений. Однако контроль общества над природными инстинктами создает напряженность и дискомфорт существования личности, которая теряет свободу самовыражения. В связи с этим усиливается потребность личности в самоконтроле, чтобы избежать ситуаций страха и нервозности;

2. модель социализации как результат межличностного общения. Она основана на теории символического интеракционизма Ч.Х. Кули и Дж. Г. Мида, согласно которой личность формирует свое "Я" в результате многообразных взаимодействий людей с окружающим миром (интеракций). В процессе взаимодействия люди реагируют на те значения, которые они предписывают воздействующим на них стимулам, а не самим стимулам. Особое значение приобретает интерпретация мыслей, жестов, чувств других людей. Не случайно сторонники данного подхода обратили внимание на эффект группового влияния на личность, что позволило выявить значение социальных установок для социализации личности. Исходя из этого, они определяли зрелость индивида достижением им комфортности с существующей социальной системой, то есть добровольным подчинением личности установкам и целям системы;

3. преобладающей моделью социализации в западной науке стала характеристика ее как ролевой тренировки. Теоретической основой подобного понимания социализации является структурный функционализм Т. Парсонса. Индивид взаимодействует с другими людьми благодаря тем социальным ролям, которые он усваивает (роль учителя, ребенка, пассажира, мужа и т. д.). Социальная роль предполагает ожидаемое от индивида поведение, соответствующее ролевым предписаниям. Следовательно, социализация означает включение индивида в социальную систему через ролевое научение, постоянную адаптацию к господствующим в обществе ценностям и стандартам поведения;

4. существует достаточно широкий спектр направлений, в рамках которых социализация рассматривается с позиций бихевиоризма - как социальное научение. Социализация описывается в терминах поведения как процесс постоянной модификации человеческого поведения с помощью поощрений и наказаний (формула "стимул - реакция"). Бихевиоризм исходит из того, что люди склонны возобновлять такие модели поведения, за которые они когда-то вознаграждались в любой форме (деньгами, похвалой, восхищением, любовью и т. д.).

Выбор той или иной модели политической социализации диктуется типом господствующей в обществе политической культуры. Она предписывает определенную модель отношений власти и личности.

 Типы политической социализации

Выделение типов социализации предполагает описание наиболее характерных образцов, стандартов взаимодействия индивида и власти, в результате которого осуществляется преемственность политического развития, передача политических ценностей от одного поколения к другому.

Характер политического взаимодействия власти и индивида может быть основан на диалоге, консенсусе или конфликте между ними. Это обуславливается типом политической культуры, доминирующей в обществе, ее однородностью или существованием различных субкультур внутри нее.

В западной политологии на основе характера политических ценностей и норм, предписывающих индивидам определенные образцы политического поведения, выделяются следующиетипы политической социализации:

гармонический тип политической социализации предполагает наличие культурно однородной среды, зрелых демократических традиций и гражданского общества, которые обеспечивают уважительный диалог индивида и власти. Предполагается, что подобная степень культурной однородности характерна для британо-американской культуры. Власть и индивид в ней привержены общепринятым идеалам, нормам и ценностям, что позволяет новым поколениям безболезненно входить в политическую жизнь;

 -  плюралистический тип, которому свойственен опосредующий характер взаимодействия личности с властью (преобладает в странах материковой Западной Европы). Наличие значительного числа разнородных субкультур предполагает первоначальную политическую социализацию индивида в границах идеалов и ценностей своей культурно-этнической группы. Однако конфессионально-культурное многообразие не препятствует достижению консенсуса участников политического взаимодействия благодаря: высокому уровню жизни большинства социальных групп; наличию многочисленного среднего класса; существованию единого культурного "кода", представленного ценностями либеральной цивилизации (свобода, частная собственность, индивидуализм, права человека, демократия, плюрализм и т. д.). Консолидированная демократия в рамках этого типа политической социализации основана на динамическом равновесии трех начал: развитого гражданского общества, конституционного ограничения власти и индивидуальной свободы автономной личности;

 -  конфликтный тип, характерный для обществ незападной цивилизации. Высокий уровень нищеты большинства населения, жесткая приверженность индивида местническим ценностям клана, рода, племени затрудняли достижение согласия между носителями различных ценностей и властью. Значительная культурная неоднородность является основой существования в этих обществах высокой степени политического насилия. Усвоение индивидом местнических ценностей и норм политической жизни всегда осуществлялось в жесткой борьбе с носителями иных политических субкультур;

- гегемонистский тип, предполагающий вхождение человека в политику исключительно на ценностях какого-либо класса (например, буржуазии или пролетариата), определенной религии (например, ислама) или политической идеологии (например, коммунизма, либерализма, фашизма и т. д.). Этот тип политической социализации характерен для закрытых политических систем, которые критически относятся к ценностям иных систем. Такой тип политической социализации существовал в России в советское время, а также в странах социалистической системы.

Политическая культура общества

 Впервые термин "политическая культура" употребил в XVIII веке немецкий просветитель И. Гердер.Политическая культура представляет собой совокупность ценностей, установок, убеждений, ориентации и выражающих их символов, которые являются общепринятыми и служат упорядочению политического опыта и регулированию политического поведения всех членов общества. Она включает в себя не только политические идеалы, ценности и установки, но и действующие нормы политической жизни.

 Активная разработка теории политической культуры в западной политологии началась в 50-х годах XX века. Наибольшие споры вызывала проблема содержания политической культуры. Были высказаны две точки зрения:

 1) политическая культура есть совокупность политических позиций граждан;

 2) политическая культура определяется поведением человека.

Приоритет в разработкеконцепции политической культуры принадлежит американскому политологуГ. Аллюнду, создавшему ее при активном участии членов возглавляемого им Комитета по сравнительной политике при Исследовательском совете по социальным наукам - Л. Пая, С. Вербы и Дж. Пауэлла. Г. Алмонд использовал функциональный подход, с позиций которого политическая культура рассматривалась преимущественно как психологический феномен. Основные положения концепции:

• политические культуры в обществе отличаются друг от друга некоторыми основополагающими политическими позициями (ориентациями), которые обуславливают предрасположенность к определенным типам поведения в рамках существующей политической системы;

• политические позиции индивида включают три компонента:

1) когнитивный - знания, полученные индивидом о политиках, политических институтах и партиях;

2) аффективный - чувства, обуславливающие реакцию индивида (симпатии или антипатии, влечения или отвращения, восхищения или презрения);

3) оценочный, включающий ценности, верования, идеалы, идеологию;

• в зависимости от доминирования одного из трех компонентов выделяются более или менее секуляризированные культуры с учетом того, в какой мере политическое поведение индивида основывается на рациональных знаниях или верованиях.

 По мнению Г. Алмонда и С. Вербы, политическая культура включает в себя политические ориентации трех типов: патриархальную, подданническую и ориентацию на активное участие. В конкретном обществе может доминировать какой-либо из них. Эти три "чистых" (идеальных) типа ориентации выступают основойтрех типов политической культуры.

патриархальной, которая характеризуется ориентацией на местные ценности (ценности клана, племени, рода) и может проявляться в форме местного патриотизма, семейственности, коррупции. Индивид, как правило, маловосприимчив к глобальной политической культуре и не выполняет конкретных политических ролей. Данный тип характерен для молодых независимых государств, в которых политическая культура представлена наслоением местных субкультур;

подданнической, предполагающей пассивное и отстраненное отношение индивида к политической системе. Он ориентируется на традиции, хотя политически сознателен. Подчиняясь власти, индивид ожидает от нее различных благ (социальных пособий, гарантий и т. д.) и опасается ее диктата;

культуры участия, отличающейся политической активностью, вовлеченностью и рациональностью. Граждане стремятся активно воздействовать на политику, направлять ее деятельность с помощью законных средств влияния (выборов, демонстраций и т. д.).

{full}
URL / WWW
http://distribut.net/article/a-227.html