Культурология Русская культура XIX в.

    Западники и славянофилы

    Процесс так называемой “европеизации” России, начатый государственной властью и продолжавшийся более столетия (от ПетраI до АлександраI), оказался под вопросом после Отечественной войны1812 г. и восстания декабристов1825 г. На смену просветительским и либераль­ным стремлениям «передового» общества приходит государственная идеология “официальной народности». В этой обстановке и в значительной мере под воздействием знаменитого “Философического письма” П.Я. Чаадаева, опуб­ликованного в1836 г. в “Телескопе”, и выступили на сцену славянофилы  (А. С. Хомяков, И. В. Киреевский, Ю. Ф. Са­марин, К. С. Аксаков) и западники (А. И.  Герцен, В. Г. Белинский, Т. Н. Гранковский, К. Д. Карелин, Б. Н. Чичерин).

    Спор между ними в предреформенную эпоху способство­вал, с одной стороны, зарождению самостоятельной и самобытной отечественной философской традиции, а с дру­гой стороны,— по мере сближения западников и славяно­филов на почве либеральной освободительной программы— идейно подготовил реформы 60-х гг.XIX в. Это была эпоха складывания и оформления русского “почвенного либерализма”, разошедшегося не только с официальной идео­логией, но и с представителями как умеренного, так и радикального течений в либерализме и социализме прежней, чисто западнической ориентации.

    И славянофилы, и новые западники решительно от­вергли механистические и рационалистические идеи ПросвещенияXVIII в. с позиций воспринятой ими немецкой идеалистической философии (Шеллинг, Гегель). Была от­брошена также идея революционного преобразования об­щества,а вместе с нею и сама мысль о возможности про­стого “заимствования” и “пересадки” на русскую почву западных либеральных учреждений. Однако, хотя освобож­дение крестьян от крепостного права и было общим пунк­том их освободительных программ, процесс либерализа­ции России в предстоящих преобразованиях— по инициа­тиве и средствами государственной власти— они понима­ли по-разному.

    Славянофилы настаивали на принципиальной самобытности русской культуры и русской истории, начиная с ее истоков и кончая возможностью осуществле­ния христианского (православного) идеала. Смысл этого идеала— в соборности, предполагающей “свободное и органическое” единство, “живое начало которого есть Божес­твенная благодать взаимной любви”. Западники, считая русский народ европейским, способным к совершенствова­нию и развитию, полагали, что он идет (как и другие евро­пейские народы) своим особым путем к осуществлению общего христианского идеала свободной и нравственной личности. Таким образом, вместо самобытности они гово­рили лишь о своеобразии русской истории, а на место пра­вославия поставили христианско-либеральный идеал. На­конец, если в соотношении “общество-государство” славя­нофилы делали акцент на обществе (с его нравственностью), то западники— на государстве и праве. Сходясь при этом в понимании служебной роли государства по отношению к обществу, славянофилы видели в последнем прежде всего народ, а западники— сферу развертывания и действия личности. Либерализм западников, хотя и был почвенным и консервативным, все же сохранил значительные пласты классического западного либерализма. Либерализм славя­нофилов тяготел к духовной (находящей выражение в цер­ковной жизни) форме утверждения идеала личностной свободы.

    Расхождение между западниками и славянофилами либеральной ориентации нашло одно из своих выражений и в вопросе об отношении к философии. Первые были убеж­дены в необходимости восполнения русской культуры фи­лософией (уже сложившейся на западноевропейской поч­ве). Славянофилы настаивали на необходимости разработ­ки собственной, самобытной, из русской жизни вырастаю­щей философии.

    Развитие системы воспитания и образования в XIX в.

    Сложное положение было с образованием. К началу XIX в. в России не существовало системы народного просвещения (гимназии были только в Москве, Петербурге и Казани, на всю страну был только Московский университет). Образование население получало в двух- и четырехклассных народных училищах, солдатских школах, кадетских и шляхетских корпусах, для детей духовенства были духовные училища. Благодаря усилиям императора Александра I в первой половине XIX в. в России открываются 6 университетов, при которых действовали педагогические институты и пансионы для подготовки в высшие учебные заведения. Кроме того, в стране расширяется сеть специальных высших учебных заведений: 20 кадетских корпусов, Императорская военная академия, Артиллерийская и Инженерная академии, институты инженеров путей сообщения, Горный институт, Земледельческая школа, Техническое училище, Строгановское училище декоративно-прикладного искусства. Значительные успехи были достигнуты в развитии среднего образования, количество учащихся увеличилось по сравнению с концом XVIII в. в 4 раза. В 1805 г. Министерство просвещения получало 2,1% от общей суммы государственных расходов, в 1835 г. 1,2%.

    Развитие естественных наук и вольнодумство

    Николай I боялся появления прусских Кантов и Фихте, и в стране преимущественное развитие получили естественные науки, что в свою очередь также привело к атеизму и вольнодумству, порождало оппозиционность и революционность студентов-естественников. В. Г. Белинский, в частности, отказывал в доверии интуиции и возложил все надежды на науку. Критик перешел от анализа собственно литературных произведений к оценке результатов их общественного воздействия. Достижения естественных наук и особая социальная восприимчивость обществом научных открытий привели к тому, что в России (50-е гг.) появляются люди, полагавшие, что проявления жизни можно свести к простейшим химическим или физическим процессам, что можно вывести формулу счастья и благосостояния государства. И ради открытия этой формулы можно пожертвовать существующей культурой.

    Развитие российского просвещения и реформы 60-х годов

    Следующий этап развития российского просвещения связан с реформами 1860- гг. и деятельностью правительства императора Александра II. В конце 50-х гг. в стране появляются женские гимназии ("готовить девушек к роли будущей супруги и матери семейства"). В 1863 г. был издан университетский устав, согласно которому вся жизнь университетов регламентировалась советом профессоров, который получил право автономии и экстерриториальности. Министерство просвещения лишь утверждало решения совета (в университетах обучалось около 7 тыс. студентов).

    В 60-70-е гг. XIX в. резко увеличивается число средних учебных заведений: 84 гимназии (24,5 тыс. учащихся) в 1860 г., 118 гимназий в 1870 г. (36.6 тыс. учащихся). К этому следует добавить 17,7 тыс. начальных школ (600 тыс. учащихся). В Пруссии, к примеру, в начале 80-х гг. в 407 гимназиях и школах обучалось 100 тыс. учащихся.

    В 1884 г. появился новый университетский устав, который поставил жизнь университетов в полную зависимость от института попечителей. Одновременно последовал циркуляр министерства просвещения, закрывавший доступ в гимназии для детей из низших сословий.

    Художественная культура России XIX в.

    Художественная культура России XIX в. -  это ускоренное и усложненное духовное движение. Русская культура в этот период оказалась восприимчивой ко всему новому, что предлагала западноевропейская культура. Российское образованное общество, особенно просвещенная молодежь, искавшая свое место, прониклось любовью к европейским идеалам и представлениям. Западноевропейские ценности на русской почве получили новое звучание.

    С середины 30-х гг. XIX в. русской литературе появляются несколько течений: дворянская, разночинная (если в 10-е гг. - это присутствие Карамзина, то в 20-30-е гг. - Пушкина, в 40-е гг. - Гоголя).

    В изданиях появляются газетный фельетон, отдел рекламы, доходчивость и простота в содержании литературных произведений. Издания Фадея Венедиктовича Булгарина - "Журнал истории, статистики и путешествия", "Журнал нравов и словесности", "Литературный листок", газета "Северная пчела" - пользовались популярностью чиновничества и дворянства. В них, в частности, Булгарин спорил с литературной аристократией.

    В культурной жизни появляются люди, приступившие к разработке новых тем, в частности социальной темы. Этого не было в "золотом веке" русской литературы. Некоторые стали рассматривать культуру, как рычаг, призванный перевернуть настроение общества, ликвидировать пропасть между образованным обществом и простым народом.

     По переписи населения 1897 г. процент грамотных людей составлял в среднем по стране 22,9%. В городах - 45,3%,в европейской России - 48,9%, в Петербурге - 62,6%, в Москве - 56,3%.

    Ученых и литераторов в стране насчитывалось 3296 человек (в том числе 284 женщины), лиц иных творческих профессий - 18 254 (4716 женщин), технической интеллигенции - 4010 (4 женщины), медицинских работников различных специальностей - 29636 (в том числе 10391 женщин).

    В начале XX в. выделяется группа населения, именуемая "интеллигенция". Термин "интеллигенция" был введен писателем П. Д. Боборыкиным в 60-е гг. XIX в. и употреблялся в нескольких смыслах. В широком смысле к интеллигенции относили людей, занятых сложным, преимущественно творческим и интеллектуальным трудом - "образованный класс". В узком смысле термин употреблялся как категория политическая. Философ Н. А. Бердяев писал, что интеллигенция скорее напоминала монашеский орден со своей моралью, очень нетерпимой, со своим миросозерцанием, со своими нравами и обычаями, и даже со своим своеобразным физическим обликом. Интеллигенция была в России скорее идеологической, а не профессиональной и экономической группировкой, образовавшейся из разных социальных классов, сначала по преимуществу из более культурной части дворянства, позже из детей священников и мелких чиновников, из мещан, и позже из крестьян. Это и есть разночинная интеллигенция. В этот исторический период (вторая половина XIX в. и начало XX в.) часть образованного и разночинного общества проникается острым чувством вины перед народом, и в художественных произведениях народ стал идеализироваться.

    Все эти люди, получившие образование и оторвавшиеся от своей среды, талантливые и честолюбивые, ущербные и амбициозные в своих стремлениях, оказались невостребованными обществом. Часть из них теоретизировала, верила в отвлеченные идеалы, и реальную жизнь России считали безобразной. Их навязчивой идеей стала мечта о разрушении старой России и построении нового, прекрасного общества. Интеллигенция решила возложить на себя функции "третьего сословия", сокрушившего на Западе абсолютистские режимы, считая, что отражает истинные устремления русского народа. В России началось нашествие внутреннего варвара.

    В XIX столетии начинаются споры о том, что играет главенствующую роль в жизни человека - рационализм или духовность, о познаваемости мира, о возможности сведения законов его существования к химико-физическим или каким-либо иным формулам. В защиту духа, души выступает Л. Н. Толстой. В своих произведениях он постоянно подчеркивает непредсказуемость, непознаваемость жизни общества и отдельного человека. На этих позициях находились также Ф. М. Достоевский, А. П. Чехов и другие художники.

    Страниц : 1

    TEXT +   TEXT -   Печать Опубликовано : 02.04.11 | Просмотров : 3913

    Введите слово для поиска
    Поиск
     
    Партнеры
     
    В начало страницы © 2018 Данный ресурс является частным проектом. Все материалы опубликованы с ознакомительной целью. Копирование данных без согласия авторов запрещено CMS Danneo